Мелкие КФХ – перспективная точка роста

Александр ЧепухинИнтервью с Александром Чепухиным, министром сельского хозяйства Ульяновской области

– В Ульяновской области идет активная поддержка малых форм хозяйствования. Расскажите о ней чуть подробнее.

– Прежде всего, это кооперативы. В ЛПХ, к примеру, организованы кооперативы, которые собирают молоко. Сейчас организуются еще и мясные, мы их поддерживаем тоже. В 2010 г. было приобретено несколько модульных молочных комплексов. Сейчас они уже активно работают, вопрос сбыта решили просто – слава богу, есть региональные сети, где мы и реализуем эту продукцию. Кстати, подобные кооперативы – первые участники агропромышленного парка. Они туда вложили деньги и сейчас будут иметь там постоянные торговые места.

– На какую отрасль делается упор в первую очередь?

– Сейчас все-таки самое тяжелое – это молочное животноводство. Это самая капиталоемкая и самая заброшенная на протяжении последних 15 лет отрасль. Сейчас мы работаем по следующей схеме: у нас есть переработчики молока, они дают деньги сельхозпредприятиям на покупку оборудования. Причем без процентов и на два года. Есть хозяйства, инвестиции в которые достигают порядка 10 млн руб. Сейчас мы пришли к тому, что эти компании дают предприятиям деньги на покупку коров. Но тут сталкиваемся с другой сложностью – не можем найти племенной скот в России. С огромным трудом удается купить телок, даже имея деньги. Европа практически вся закрыта, а в Америке и Австралии скот дорогой, и далеко его везти оттуда.

– А каковы дальнейшие планы развития отрасли в регионе?

– У нас сейчас порядка 155 тыс. голов КРС, причем на протяжении последних трех лет поголовье растет. На 1-2% в год, но это уже динамика. Наши планы – довести поголовье до 200 тысяч голов. Чтобы сбалансировать область по молочной продукции, этого будет достаточно. Опять же, очень важно просчитывать отдельно каждый регион. Сколько в каждом регионе поголовья свиней, сколько КРС, овец и в зависимости от этого уже выделять федеральные средства на субсидирование процентной ставки. Достигли квот – все, что сверх – берите коммерческий кредит и стройте за свои деньги. И тогда будет баланс в стране. Нужно все считать, все нормировать.

– Какие программы у вас на следующий год планируются?

– Сейчас разрабатывается так называемая «программа 359» – касается 359 молочных хозяйств, где мы уже будем связывать государственную поддержку областную и федеральную и инвестиции наших молочных переработчиков. Точечно будем работать с малыми формами хозяйствования. Есть хозяйства, где 30-40 коров, причем это те, кому в свое время давали гранты, они выросли из ничего, с нуля. И нам сейчас серьезно нужно заниматься вот этими мелкими хозяйствами, потому что это очень перспективная точка роста. Кроме того, они, в отличие от крупных агрохолдингов, меньше подвержены каким-нибудь кризисам.

– Вы упомянули про агропромышленный комплекс, в котором принимают участие и ЛПХ. Расскажите, что это такое.

– Мы первые в России начали строительство агропромпарка и разработали для этого свою собственную концепцию. Мы много ездили, смотрели как этот бизнес устроен в других странах. Все, что смогли, полезного взяли, адаптировали. Мы, со стороны области, предоставили земельный участок, коммуникации. Частный инвестор вложил деньги, это порядка 700 млн руб. Агропромпарк уже построен. Наши сельхозпроизводители также участвуют там на долевых условиях. Будут иметь в нем свои места и площади для хранения и торговли. Но хотелось бы, чтобы в будущем в подобной работе в форме субсидирования или софинансирования участвовал и федеральный центр.

– А какая продукция представлена в торговых рядах ульяновского агропромпарка?

– Каждый производитель Ульяновской области имеет там площадь: есть кондитерские фабрики, есть мясокомбинат, есть КФХ, которые производят мясо или молочную продукцию. Что касается хранения, пока это только продукция растениеводства, но мы также планируем и холодильник с минусовыми температурами под мясную продукцию, в планах еще рыба. Тем более, мы очень удобно располагаемся и могли бы обеспечивать продукцией и соседние регионы.

– Есть ли планы по выходу на региональные рынки?

– Конечно, поэтому мы и начали строить агропромпарк на пересечении трех дорог: Сызрань, Саранск и Чебоксары. К тому же, Ульяновская область сама по себе расположена очень удачно: это центр Приволжского Федерального округа. Конечно, мы смотрим на рынки соседних регионов. И, естественно, чем больше мы экспортируем, тем больше финансов мы привлечем на нашу территорию.

Мы тесно работаем с Самарой с Мордовией. С мордовскими производителями у нас уже давно сельхозбизнес переплетен: многие инвестировали в наши районы, потому что мы граничим. Допустим, у нас фермы в Сурском районе, а заводы по переработке молока – в Мордовии. Мы не выпускаем сгущенное молоко на территории Ульяновской области, а им помогаем эту сгущенку провести в наши сети, мотивируя тем, что это молоко произведено на нашей территории. И, в свою очередь, какую-то свою продукцию на территории Мордовии также реализуем.

– А у сетевых магазинов нет ревности к тому, что вы организуете агропромышленный рынок?

– Они даже проводят акции «антиярмарка». Снижают цены на различные виды сельхозпродукции. Это же здорово. Создается прекрасная здоровая конкурентная среда. Если бы мы этого не делали, какой смысл сетям снижать цены? А так у них есть мощный стимул. У нас на сельскохозяйственных ярмарках посещаемость порядка 10 тысяч покупателей, а у сетей в эти дни выручка падает ниже плинтуса. Вы представляете, что такое 500 торгующих машин? Это целое шоу. Там танцы, пляски, награждения, баяны, бесплатная каша для пенсионеров. Некоторые люди ходят туда просто как на праздник. А где еще людям пообщаться сейчас? Людям нравится – значит, надо делать.

Источник: «AgroXXI»