Юрий Плескачев: «Повысить качество зерна можно, если делать своевременную листовую диагностику»

Юрий ПлескачевЗаведующий кафедрой «Земледелие и агрохимия» Волгоградского государственного аграрного университета, д. с.-х. н., профессор Юрий Николаевич Плескачев рассказывает в своей эксклюзивной колонке для журнала «Рынок АПК» о том, почему Волгоградская область уступает другим регионам в валовом сборе зерна и о том, как получить более качественный урожай.

В этом году урожай зерновых в Волгоградской области – один из лучших в новейшей истории, однако качество зерна не всегда соответствует продовольственному. К настоящему моменту мы собрали около 4,2 млн т, тогда как рекорд нашим регионом был поставлен в 1978 году – 7,8 млн т. Если вспоминать постсоветские годы, то можно назвать среди удачных 2005 и 2008 годы (5,5 и 5,0 млн т соответственно), но после этого – только по 3–4 млн т, которые и стоит считать нашими обычными цифрами. Можно называть эти показатели хорошими, но для сравнения, Курская область в текущем году получила ни много ни мало 4,5 млн т – при площади пашни в 2 с лишним раза меньшей, чем в Волгоградской области. Не говоря уже о Ставропольском и Краснодарском крае, вышедших на стабильные 10–13 млн т, – а ведь в советское время они собирали столько же, сколько и мы.

Как получилось, что пока другие регионы совершили прорыв, Волгоградская область топчется на месте? Более того, поднимая климатические данные, можно заметить, что наилучшие урожаи регион получает в благоприятные годы – таковы и 2008-й, и 2016-й, когда осадков в период вегетации выпало исключительно много. Получается, что зависимость от погодных условий чрезвычайно велика – даже больше, чем у других областей и краев.

Я считаю, что мы недополучаем урожаи из-за неправильной структуры площадей: наши сельхозпредприятия применяют слишком много черных паров – понятно, что на светло-каштановых почвах не получить озимых без пара, но черноземным территориям необходимо пересмотреть структуру паров. Было время, когда мы, ученые, ратовали за 8–10% паров в земледелии региона или в 20–25% по системе сухого земледелия – однако сейчас в регионе фактически 35% площадей под парами. Это очень много, 1,2–1,4 млн га, плюс добрых 300 тыс. га брошенных земель – очевидно, что площадь под зерновыми в результате уменьшилась. Это и тянет Волгоградскую область назад относительно других регионов России.

Может быть, волгоградцы меня и осудят за такие слова, но я недавно проезжал по Краснодарскому краю и обратил внимание, что хозяйства снова начали пахать, отказавшись от No-Till и Mini-Till. А ведь именно краснодарцы – законодатели мод в сельском хозяйстве нашей страны. К слову, валовой сбор зерна при использовании «нулевой» технологии неизбежно меньше – да, затрат тоже получается меньше, но низкая урожайность сказывается на итоговых показателях в статистических отчетах.

Волгоградская область входит в зерновой пояс России, и эта негласная классификация означает, что качество нашей пшеницы должно быть по определению высоким. Клейковина напрямую зависит от солнечной радиации – а ее-то в наших краях достаточно. К тому же, чем меньше дождей, тем выше качество зерна, – если дело не доходит до засухи, конечно, – однако и эту проблему можно нивелировать, применяя удобрения.

Влажный год вроде 2016-го – это возможность получить и высокий урожай, и высокое качество, но для достижения результата нужно было работать в первую очередь с подкормками. Именно подкормки считаются самым эффективным способом использования удобрений. Если мы говорим о пшенице, то первая весенняя подкормка влияет на урожайность, а вторая, в конце мая – июне, отражается именно на качестве. Азотная подкормка на данном этапе – лучший способ «поднять» класс зерна как минимум до 3-го.

Существуют экспресс-лаборатории и специальные азот-тестеры, которые позволяют определить, какое количество азота содержится в растении в этой фазе. Если азота совсем мало, то сколько ни корми – до продовольственного зерна не дотянешь; если его достаточно, 4–5 единиц, – то зерно и так получится качественным, а значит, тратиться на удобрение нет нужды. А вот диапазон от 2 до 4 единиц азота – как раз та ситуация, когда подкормка даст качественное зерно. Такую листовую или тканевую диагностику проводить чрезвычайно полезно – однако многие аграрии просто не знают о такой возможности.

На мой взгляд, процентов 70 фермеров даже не слышали о листовых диагностиках и о существовании подобных приборов – а ведь это хороший способ добиться результата. К тому же, многие по привычке о качестве не думают вовсе: лишь бы получить высокий урожай, а там и не важно. Но более высококлассное зерно может дать очень существенную прибавку к доходу: например, судя по последним годам, разница между продовольственной пшеницей 3-го класса и фуражным зерном 4-го класса – от 1000 до 1500 руб./т. Это большие деньги – в региональном масштабе получаются миллиардные потери.