От поля до прилавка

fotoРецепт «импортозамещения» из хутора Федулов: сам вырастил, сам переработал, сам продал.

На окраине Аксая мне показали воплощенную мечту многих донских фермеров – магазин «Поле-прилавок». Круглый год на прилавке есть все, что нужно, чтобы прокормить семью: несколько видов молочной продукции, говядина и свинина, мясо бройлеров и уток, сало копченое, масло подсолнечное, мука, крупы, овощи. И все – с полей и ферм ООО «Светлагорское», что в хуторе Федулов Багаевского района.

Сразу скажу – история у магазина не совсем обычная: создал его пять лет назад человек, который в начале двухтысячных был весьма далек от сельского хозяйства. Первая профессия Алексея Горковенко – строитель. Добрый десяток аксайских многоэтажек построен его фирмой «Оптимист». В этих домах квартиры получили и те, кто их возводил, – потому как работали экономично, малозатратно. Но каким образом заслуженный строитель России Алексей Горковенко в начале двухтысячных в хуторе Федулов Багаевского района оказался, зачем взялся возрождать совхоз «Федуловский», стоявший на грани банкротства?

Хуторяне вспоминают: банкротили их без пощады – все фермы, все производственные помещения бывшие руководители разорили, разобрали, продали, а народ бросили. Им нужна была голая земля – люди в той игре были лишними. В полях стоял бурьян, техника гнила, зарплату не платили. И вспомнили хуторяне, что есть у них земляк в соседнем Аксайском районе, которого многие старожилы еще мальчишкой знали. Его и позвали на подмогу, он и спас предприятие.

– Спас нас арбитражный суд, что в городе Краснодаре, который судил по-честному, – поясняет Горковенко. – Над банкротством профессионалы работали, такими долгами совхоз обложили, что существовать ему оставалось недолго. То, что действительно должны были, мы заплатили, от того, что «нарисовали», – в арбитраже отбились. И на двух тысячах гектаров начали создавать полный цикл сельхозпроизводства.

С тем самым укладом, который сам Алексей Горковенко помнил с детства, – с птичником и молочно-товарной фермой, с добротной столовой с сытным меню, с переработкой молока.

С прочными отношениями в коллективе, когда и в радости вместе, и в большой и малой беде друг друга выручают. Те люди, что с начала двухтысячных в совхозе остались, здесь и работают – по городам не разъехались, живут – не тужат. В хуторе школа – недавно отремонтировали, и детский сад постоянно пополняется – семьи молодые создаются.

– Есть семьи, в которых и трое, и четверо детей, семья нашего бригадира Александра Дудакова пятого малыша ждет, – рассказывает главный бухгалтер предприятия Елена Григорьевна Макаренко, которой, как и Горковенко, пришлось по ходу дела многому учиться. Она ведь тоже в строительной фирме работала, но в сельскую экономику хорошо вникла. Как и в строительстве, здесь главное – стопроцентный учет и рачительное отношение к каждой копейке. А еще на ней – так сложилось годами – неофициальная функция профсоюзного лидера.

– Алексей Иванович иногда погорячится, у нас, как в семье, всякое бывает, – доверительно рассказали мне работницы. – И премии может лишить, так мы – к Елене Григорьевне. Она баланс восстанавливает.

Алексей Иванович об этом не просто догадывается, знает наверняка.

– Никого обижать не хочется, тем более рублем наказывать: ведь для того, чтобы люди жили нормально, все вместе работаем. Но экономических стимулов еще никто не отменял. Так что мне приходится иногда быть «плохим» директором, – притворно вздыхает Горковенко. – Но мы тут все друг от друга зависем. Нет в селе такого, что один – директор, второй – бригадир, третий – скотник – и больше ни до чего никому дела нет...

Сам Алексей Иванович в работе, как говорится, первый и в огонь, и в воду. Вспоминали работники, что в одном оросительном канале как-то пошла вода мимо трубы. Так директор сам нырял – искал и латал прореху. Еще было дело – на берегу Дона базу отдыха строили, под водой оставались сваи от старого причала – без крана не обойтись. Так опять директор нырял, сам крюк за сваи цеплял, чтобы вытащить. Теперь на этом месте народ отдыхает, берег чистый, безопасный.

Может, конечно, такой руководитель многим современным менеджерам несколько патриархальным покажется, зато предприятие на «семейном подряде» работает как часы, и в этот кризисный год без кредитов вполне обходится. И каждый работник может беспроцентную ссуду на свои нужды получить, все продукты покупают по себестоимости на предприятии: а это и мука, и масло подсолнечное, и мясо – говядина, птица, молочные продукты.

…Уютный домик из белого кирпича с санпропускником, который я поначалу приняла за контору для управленческого персонала, оказался животноводческим помещением на 37 дойных коров. Здесь и кабинет для собственного ветврача, без которого по нынешним требованиям – никуда. Кстати, собственный убойный пункт здесь тоже построили.

– Один раз свозили скотину, чтобы по всем правилам оформить, на стороннюю бойню, так сразу поняли – нерентабельно это для нашего небольшого производства. И не только свой ветврач нужен, но и собственный мини-убойный пункт, – говорит Горковенко. – И хорошо, что я знаю, как и из чего можно построить, чтобы и долговечно, и для бюджета предприятия не накладно. Потому что такое сооружение «от проекта до объекта», как мне посчитали, обходится в три миллиона рублей. Никакого животноводства не захочешь.

За кабинетом ветврача вход в святая святых предприятия – цех переработки молока. Здесь колдует бывший технолог когда-то известного в области молзавода Татьяна Кузьмина. Она в хутор из города переехала. И личную жизнь устроила, и работу для души получила.

– При мини-переработке продукция гораздо вкуснее получается, чем на самом современном высокотехнологичном крупном предприятии, – утверждает технолог. – У нас молоко по молокопроводу поступает напрямую в цех, и вырабатываем мы всю продукцию небольшими партиями. Очень быстро все расходится из магазинов. Фактически это – отборный товар. А цена на него – вполне доступная рядовому потребителю.

– И никаких убытков, – констатирует Елена Григорьевна. – За счет молочного животноводства и двух магазинов мы нормально живем весь осенне-зимний период: хватает и на зарплату рабочим, и на оплату газа, электроэнергии.

– Так значит, расширяться надо! – вдохновилась я интересным опытом.

– Нет, – охладил мой пыл Горковенко. – На большие объемы не будет спроса. Ведь покупатели в средствах ограничены, а мы пока – в количестве магазинов: их всего два. Сегодня доим 800 литров молока в день, помимо переработки, которая поступает в два наших магазина, продаем молоко в Аксае на точках в бочке. Стоит чуть больше повезти – можем не продать. А молочка вся у нас – исключительно продукт первой свежести.

Когда Запад ввел санкции против России, Горковенко к этому отнесся спокойно.

– По нашей сельскохозяйственной части мы справимся, – уверен он. – Чего у нас такого нет, что мы должны везти продукты за тридевять земель?! Вышел на рынок – все есть, что только душа пожелает. А качество – на порядок выше. Другой вопрос, что помогать сельхозпроизводителю надо, а главное – нацеливать его на создание полного цикла. Сам вырастил, сам переработал, сам продал. И за качество продукции своим именем отвечаешь. Тогда прибыль будет выше, а цена для потребителя – ниже. Вот вам и простой рецепт «импортозамещения», которым мы уже не первый год занимаемся.

Что интересно: увеличивать пашню Горковенко не планирует.

– Зачем? Мы же не холдинг. Мы – крепкое среднее хозяйство с хорошим оборотом, отлаженным производством и реализацией. Не зря у нас на самом видном месте висит плакат со словами губернатора Василия Голубева, сказанными на одном из совещаний: «Работающий человек не может быть бедным». Конечно, богатеев в хуторе нет, но средний достаток – у всех, кто не сидит сложа руки. Как говорят продвинутые менеджеры – у нас от поля до прилавка – один клик. Будет спрос – расширим ассортимент молочной продукции. Откроем еще несколько магазинчиков «Поле-прилавок». Планируем в прудик рыбку запустить. И на наших двух тысячах гектаров еще далеко не все резервы повышения доходности использованы. Вот и будем идти в рост. И еще мы сегодня нацелены на то, чтобы сделать жизнь наших людей удобной и комфортной. Ведь социальную ответственность с бизнеса никто не снимал.

И в этом плане у Горковенко есть очень серьезные наработки: в Аксае – плавательный бассейн, школа художественной гимнастики, спортивный зал, городской пляж, который он взял в аренду и оборудует так, чтобы люди с пользой для души и здоровья свободное время проводили. Да и «Светлагорское» тоже обустраивается для комфортной жизни. Но это будет уже другая история.

 

Автор: Наталья Нарсеева

Источник: Газета «Наше время» (Ростовская область)