Василий Узун: «Внутри России продать зерно по хорошим ценам уже невозможно»

Отмена экспортных пошлин на зерно давно назрела – российским производителям нужно активно расширять экспортные поставки, при этом возможный рост цен на внутреннем рынке не отразится существенным образом на конечном потребителе. Такое мнение корреспонденту высказал 1 августа доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Василий Узун, комментируя предложение Минсельхоза об отмене пошлины на экспорт пшеницы.

«Отмена пошлин – это стимул для экспорта, и в принципе это, конечно же, может существенно повлиять и на цену на внутреннем рынке», – заявил Узун.

«Однако, во-первых, это влияние очень маленькое. Оно не столь сильно, чтобы действительно стимулировать значительный рост внутренних потребительских цен на хлеб. Доля пшеницы в стоимости хлеба, доля сельхозпроизводителей в хлебе составляет около 10%. Повышение цены на зерно даже на 20−30% отразится в росте стоимости хлеба лишь на 4−5%», – указал экономист.

И даже этого повышения уже, скорее всего, не будет, поскольку цены на внутреннем и внешнем рынках в значительной степени выравнялись, подчеркнул ученый: «Вводили эту пошлину в начале 2015 года, чтобы смягчить эффект от девальвации рубля, в результате которой экспортная цена стала намного выше, чем внутренняя. Мировые цены – долларовые, доллар подорожал, и продавать на экспорт стало гораздо выгоднее, чем продавать внутри страны».

 »Для того чтобы всю пшеницу не продали и из-за этого не произошло повышения цен внутри страны, чтобы не возник дефицит зерна и хлеба, и была введена эта пошлина. Ее размер рассчитывали в размере 15% относительно мировой цены», – пояснил Узун.

«200 долларов стоила тонна пшеницы, это значит 12 тыс. рублей, когда доллар подскочил до 60 рублей. Внутри же цена, по которой производились закупки в интервенционный фонд, составляла 9−10 тыс. рублей», – продолжил он.

«Это была изначальная цель. Однако хорошо известно, что внутренние цены и внешние всегда выравниваются. Сначала они были меньше мировых, а затем все равно постепенно пошли вверх», – указал экономист.

В конечном счете это привело к тому, что сохранение экспортных пошлин потеряло какой-либо смысл, подчеркнул Узун: «Введение пошлины было заботой о потребителе. В свою очередь, отечественный производитель получал за свое зерно меньше, чем его конкурент за рубежом. Естественно, все боялись, что это повлияет на развитие внутреннего производства. Было много предложений и споров, но сельхозпроизводители добивались того, что они должны оставаться с конкурентами на равных».

«В результате через год пошлину поменяли и сделали меньше. Было много разговоров, что все равно это мешает, приводились как наши отечественные примеры, когда вводилась пошлина и это сдерживало развитие производства, так и примеры других стран: когда-то Аргентина вводила аналогичные пошлины, и это существенно повлияло на развитие зернового хозяйства страны», – продолжил ученый.

В настоящее время внутренний спрос на зерновом рынке удовлетворен и российское правительство должно поощрять экспорт, считает экономист: «Мы должны поощрять экспорт. Это главное для российского АПК. Внутри продать по хорошим ценам продукцию уже невозможно».

«10 лет назад мы продавали 5−10 млн тонн зерна. Теперь продаем 30. Это очень существенный рост. И наши компании, и транснациональные нашли способ увеличивать производство – российская продукция хорошего качества, ее с удовольствием покупают, и при этом мы продаем ее по цене чуть ниже, чем другие производители. Есть очень благоприятные условия для развития экспорта», – указал Узун.

При этом стимулирование зернового экспорта особенно актуально в свете низких цен на энергоносители, добавил он: «Они (цены на энергоносители) снизились на мировом рынке, и российский экспорт существенно упал. Поступление валюты уменьшилось. В этом отношении сельское хозяйство очень важно в качестве источника валюты. Доля сельского хозяйства в экспорте устойчиво растет. И в принципе нужно поддерживать экспорт не только зерна, но и многих других продуктов», – заключил экономист.

Россия ввела экспортную пошлину на пшеницу с 1 февраля 2015 года для стабилизации ситуации на внутреннем рынке зерна. Позже ее параметры неоднократно корректировались – в настоящее время пошлина составляет 50% от таможенной стоимости минус 6,5 тыс. руб. за тонну, но не менее 10 руб. за тонну. 1 августа «Ведомости» со ссылкой на письмо министра Александра Ткачева курирующему АПК вице-премьеру Аркадию Дворковичу сообщили о том, что Минсельхоз просит правительство в новом 2016/2017 сельскохозяйственном году отменить экспортную пошлину на пшеницу.

В этом году Минсельхоз прогнозирует урожай на уровне 106 млн тонн, а при благоприятных погодных условиях он может составить рекордные 109−110 млн тонн при внутреннем потреблении 72−74 млн тонн, следует из письма Ткачева. По словам министра, массовое поступление зерна нового урожая привело к значительному снижению цен. Ранее Российский зерновой союз направил премьер-министру Дмитрию Медведеву письмо с просьбой отменить экспортную пошлину на пшеницу. По данным союза, в прошлом сезоне из-за пошлины участники рынка недополучили до 40 млрд руб. доходов.

 

Источник: Regnum