Омские фермеры требуют права забивать скот лично

Омские фермеры протестуют против нового регламента Таможенного союза, который с 1 мая запретит торговлю мясом домашнего забоя.

На Театральной площади в Омске собрались десятки аграриев из многих сельских районов области. Селяне протестуют против нового регламента Таможенного союза, который с 1 мая запретит торговлю мясом домашнего забоя.

В Омск съехались десятки жителей из многих сельских районов: Омского, Одесского, Марьяновского, Щербакульского, Исилькульского, Полтавского и других. Всех их объединяет то, что они торгуют мясом, полученным от забоя скотины, выращенной на личных подворьях. С 1 мая многие сельские частники вынуждены будут свернуть свою деятельность. Она станет невыгодной, потому что вступит в силу новый технический регламент Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции».

Крест на производство домашней сельхозпродукции ставит пункт нового документа, запрещающий торговлю мясом домашнего забоя. Предназначенный для продажи скот должен отныне забиваться исключительно на мясокомбинатах или сертифицированных убойных пунктах. А это дополнительные расходы для крестьян, причем весьма существенные. Выполнение данных требований регламента лишает частного производителя как минимум половины ожидаемой прибыли.

«Запрещение домашнего забоя скота неминуемо приведет к скачку цен на мясо. Оно уже подорожало рублей на 30–40 за килограмм. Это только начало. Придут крупные агрохолдинги, а мы просто разоримся. И омичи лишатся возможности приобретать экологически чистую, свежую продукцию», – уверена частный производитель мясной продукции более чем с 20-летним стажем Татьяна. По ее словам, в селе многие живут и растят детей исключительно за счет дохода, получаемого с собственного подворья. Житель Марьяновского района Сергей Силкин уверен, что вслед за уничтожением производства мясной продукции на частных подворьях в страну и регион хлынет зарубежная продукция сомнительного качества.

«Даже неспециалист подтвердит: невозможно вырастить нормальное животное за четыре месяца, как это делается, например, в Аргентине или Бразилии. Оно напичкано гормональными препаратами, поэтому мясной такую продукцию лучше не называть. Мы же выращиваем скотину на чистом хлебе. И этой, экологически чистой продукции наше население хотят лишить», – возмущается Силкин.

По его мнению, уничтожение частного мясного производства бумерангом ударит и по растениеводам, у которых держатели скота запасаются сейчас кормом. Тем временем региональное министерство сельского хозяйства и продовольствия готовится работать в реалиях, предлагаемых Таможенным техническим регламентом «О безопасности мяса и мясной продукции».

Министр Виталий Эрлих подчеркивает: коллапса на рынке мяса и мясопродуктов в любом случае нельзя допустить, хотя какие-то издержки на первых порах, наверное, будут.

Ведутся переговоры с мясокомбинатами и действующими убойными пунктами о закупе скота в районах, где нет своей первичной переработки. По словам министра, сегодня мясокомбинаты загружены не на полную мощность и поэтому заинтересованы в том, чтобы привлечь как можно больше сырья.

«У них сохранилась система заготовителей. Например, “Компур” по крупному рогатому скоту работает вплоть до Знаменского района. И предприятие готово взять на себя расходы по доставке скота на убой. Мы договорились, что главы сельских поселений концентрируют заявки владельцев подворий. И в зависимости от количества заявок мясопереработчик посылает в населенный пункт либо большой транспорт, либо “ГАЗель”», – говорит Виталий Эрлих.

 

Источник: tvoiomsk.ru