Производство тракторов и комбайнов резко ускорилось

Вступление России в ВТО в 2012 году несло как плюсы, так и минусы. И в зоне риска оказалось отечественное сельскохозяйственное машиностроение. Из-за снижения пошлин на импортную сельхозтехнику с 15% до 5% в рамках ВТО три года назад прогнозировали, что уже к 2020 году доля отечественной с/х техники упадет до мизерных 8% против 92% у импортных комбайнов и тракторов.

Однако вот уже два года все идет совсем по иному сценарию. Когда Россия вступала в ВТО, доля отечественной с/х техники на российском рынке была чуть больше 20%, однако в этом году российские заводы обещают отвоевать у импортных производителей больше половины рынка (51–52%).

Еще в 2015 году российские производители сельхозтехники нарастили объемы выпуска почти на 27%. Первое полугодие 2016 года стало еще более успешным. Рост производства зерноуборочных комбайнов уже превысил 35% за шесть месяцев, а по году составит 50%, заявил недавно замминистра промышленности и торговли Александр Морозов. Производство тракторов в этом году выросло уже более чем на 50%. Производство механических и пневматических сеялок за полгода увеличилось в 2,3 раза. Похожая ситуация и в производстве других видов сельхозтехники – опрыскивателей, культиваторов, пресс-подборщиков, зерноочистительных машин, косилок и др.

Главные причины такого успеха кроются в девальвации рубля и в новом механизме господдержки – постановлении правительства № 1432 от 2012 года.

«Иностранные машины с 2014 года подорожали в два раза, тогда как российские производители подняли цены в прошлом году менее чем на 14%, в этом году всего на 6%. Мы практически сохранили цены, индексировав их ниже инфляции», – говорит газете ВЗГЛЯД директор Ассоциации российских производителей сельскохозяйственной техники Росагромаш Евгений Корчевой.

Что касается постановления, то по нему государство предоставляет возможность фермерам покупать у производителей комбайны, тракторы, посевные машины и технику для заготовки кормов со скидкой. Причем сначала скидка была 15%, потом ее увеличили до 25–30% в зависимости от региона реализации. Эту скидку государство потом возвращает российским производителям.

Программа имела такой успех, что изначально запланированных бюджетных средств оказалось недостаточно. Если в 2014 году было потрачено в рамках этой программы 1,6 млрд рублей, то в 2015-м правительство увеличило финансирование до 5,2 млрд рублей. «Это стало хорошим стимулом для приобретения машин российского производства», – говорит Корчевой. На 2016 год финансовая поддержка благодаря Дмитрию Медведеву была расширена еще существенней – до 10 млрд рублей.

«Зависимость от бюджетного финансирования для роста производства очень велика. Деньги этого года уже закончились: 7 млрд рублей уже перечислены на счета заводов, а объем заявок, поступивших в Минсельхоз, на получение субсидий уже превышает остаток в 3 млрд рублей. Поэтому многие заводы сейчас грузят технику со скидкой по этой госпрограмме на свой страх и риск, рассчитывая получить возмещение в следующем году. В программе прописана такая схема: если в этом году денег не хватает, то можно получить их в следующем», – рассказывает Корчевой.

Загвоздка в том, что в следующем году в бюджете на эту госпрограмму предусмотрено лишь 1,9 млрд рублей и в проекте бюджета на 2017 год пока не предусмотрено увеличение финансирования. «Этих 1,9 млрд рублей, скорее всего, не хватит даже на то, чтобы погасить „долги“ заводам за этот год», – считает Корчевой. Поэтому можно говорить, что на следующий год финансирования уже нет.

Собеседник переживает, что если финансирование госпрограммы не будет увеличено на 2017 год, то это приведет к застою на рынке и остановке производства. По оценкам ассоциации, на эту программу на следующий год надо порядка 15 млрд рублей вместо заложенных 1,9 млрд. «Если программа остановится, это приведет к резкому падению спроса. Как в этом году мы в два раза выросли, так и в следующем году в два раза упадем», – говорит Корчевой.

Если же финансирование госпрограммы, которое расписано до 2020 года, будет увеличено, тогда и рост будет продолжаться и по итогам этого, и по итогам следующего года, полагает эксперт. В целом и бюджету, и экономике будет выгодней найти необходимые миллиарды для производителей комбайнов и тракторов.

Бюджетный эффект по программе 1432 составляет один к двум, рассказывает директор ассоциации «Росагромаш». Это значит, что на один рубль, вложенный государством в с/х машиностроение, обратно в бюджет поступает 2 рубля.

Благодаря росту производства в прошлом году отечественные заводы открыли тысячу новых рабочих мест, в этом году устроили на работу еще 2 тыс. человек, и все это на фоне увольнений в других отраслях. Кроме того, так как сельхозмашины на 90% состоят из комплектующих российского производства, то это влечет мультипликационный эффект на смежные отрасли. «Одно рабочее место, созданное в сельхозмашиностроении, поддерживает около 9 рабочих мест в других отраслях по цепочке – производители оборудования, двигателей, металла и т. д.», – говорит Корчевой.

Наконец, с/х машиностроители только за полгода заплатили в бюджет на 60% больше налогов, чем в прошлом году.

«Впервые за последние 15 лет темпы обновления сельхозтехники превысили темпы выбытия. Аграрии реально стали обновлять парк и смогли благодаря этому собрать хороший урожай», – говорит собеседник.

От развития сельхозмашиностроения напрямую зависят успехи России по сбору урожая зерна, который последние три года только растет. За счет этого Россия стала мировым лидером по экспорту зерновых, опередив Канаду, США и Европу. Именно аграрный сектор в кризис стал одним из главных драйверов роста.

«Тракторы нужны, чтобы вовремя все посеять, если вовремя не посеять, то потом и убирать нечего будет. А комбайны нужны, чтобы вовремя все убрать. Сроки сева и уборки ограничены. Если условно за две недели не убрать урожай, то он перегниет, если влажно, или осыпется, если сухо», – говорит Корчевой.

Наконец, госпрограмма вызвала новый инвестиционный рывок в с/х машиностроении: рост спроса обеспечил прибыль и стабильное финансовое состояние, отсюда свободные средства на развитие или возможность взять кредиты. «Заводы резко увеличили инвестиции. Практически нет сейчас ни одного нового завода, который не строил бы новые цеха, новые участки или не устанавливал новое оборудование», – говорит эксперт.

Насколько серьезно изменилась ситуация в сельскохозяйственном машиностроении, свидетельствует факт переноса производства трактора Versatile-2375 из Канады в Ростов-на-Дону. Буквально на днях это предприятие начало полноценный выпуск техники уже с российской пропиской.

Три года назад этот канадский завод попал в поле зрения президента Владимира Путина. Тогда он попросил президента компании «Новое Содружество», управляющей заводом, Константина Бабкина перенести завод из Канады в РФ. На что Бабкин не постеснялся выдать всю правду: такой перенос экономически нецелесообразен и приведет либо к прямым убыткам, либо к росту цен на тракторы. Но вот спустя несколько лет ситуация кардинально поменялась: благодаря девальвации рубля и поддержке РФ собирать тракторы стало экономически нецелесообразно в Канаде.

 

Источник: «Взгляд»