Непыльная работа

fotoВопросы промышленной безопасности при эксплуатации и проектировании объектов растительного сырья

 

Элеваторы, мельницы, комбикормовые заводы относятся к опасным производственным объектам. Опасным веществом, образующимся в процессе производства, является пылевоздушная смесь. Высокая концентрация мучной или зерновой пыли в замкнутом воздушном пространстве может привести к взрыву огромной разрушительной силы.

Взрывобезопасность этих предприятий закладывается еще на стадии проектирования. Законодательство предусматривает целый комплекс мероприятий, направленных на обеспечение безопасности объектов переработки и хранения растительного сырья. Одним из них является проведение экспертизы промышленной безопасности. Соответствие объекта экспертизы требованиям промышленной безопасности устанавливают эксперты организаций, имеющих соответствующую лицензию.

Опыт проведения экспертизы промышленной безопасности технических устройств на элеваторах и хлебоприемных предприятиях позволяет составить список самых распространенных нарушений при эксплуатации.

Элеваторы, строительство которых закончилось в 1980-е гг., оборудованы автоматикой, устаревшей уже на момент их ввода в эксплуатацию. Тем не менее с задачей своей и такое ДАУ (дистанционное автоматическое управление) сегодня вполне справляется. Но только там, где оно сохранилось. Надо признать, что на многих элеваторах в процессах, которые обязаны быть автоматизированными, огромную роль играет человеческий фактор. С помощью кнопок ручного управления оборудованием «Вкл.» и «Выкл.» технологический процесс контролируют, бегая по этажам, люди. А сегодня на производстве их-то как раз и не хватает, в связи с многократными сокращениями ремонтного и обслуживающего персонала.

В проектно-конструкторской документации ОПО проектировщиком определяется численность работающих на предприятии. Законом предприятию установлено эту документацию иметь в наличии. Вопрос о несоответствии штатов действующего опасного производственного объекта запроектированному составу рабочих и служащих остался в тени и не рассматривается законодательством по промышленной безопасности. Факторы риска от сокращения штатов, особенно при снижении уровня автоматизации производства от запроектированного, или при ее полном отсутствии, никто не просчитывал. Процесс сокращения штатов на производстве продолжается без законодательных ограничений в области промышленной безопасности.

На хлебоприемных предприятиях со складами напольного хранения сырья о проблемах автоматизации не знают вообще. Потому что ее там никогда не было.

Требования к эксплуатации технических устройств на объектах III класса опасности (элеваторы) и IV класса опасности (механизированный склад напольного хранения сырья) – аналогичные. Поскольку зерно способно к самосогреванию и возгоранию, напольное хранение его на складе является пожароопасным в большей степени, чем в силосах с термоподвесками, с контролем температуры и очагов согревания. Однако на складах есть возможность обеспечить большую, чем в силосах, зону проветривания.

Главные инженеры, много лет обслуживающие склады напольного хранения хлебоприемных предприятий, признают свое хозяйство взрывопожароопасным частично. В части пожароопасности – да. В части взрывоопасности – нет. Неубранная слежавшаяся пыль – частая причина пожара при сварочных работах. Но вероятность взрыва на складах напольного хранения зерна, по их мнению, сводится к нулю. Возможно, по этой причине экспертизой промышленной безопасности фиксируется гораздо больше нарушений на складах IV класса опасности, чем на элеваторах.

Как правило, это нарушение пылевого режима на приеме сырья с автотранспорта, отсутствие аспирации и взрыворазрядителей норий, но встречаются нарушения, которые можно было бы отнести к разряду индивидуальных. Например, применение подручных горючих материалов (веревок и деревянных ящиков) для ремонта технического устройства в зоне расположения электрооборудования. Отмечены случаи использования пластиковой тары для устройства распределительных коробок ввода электрических кабелей. Наряду с не-брендовой продукцией, с особой гордостью на экспертизу представляют эксклюзивы – это технические устройства ручной сборки, изобретенные и изготовленные в единственном экземпляре, на единственном предприятии, без единого чертежа и патентного бюро. На все нарушения, в том числе и эти, экспертиза промышленной безопасности при составлении заключения приводит ссылки действующих норм и правил. Но имеют место и общие, типичные нарушения, с которыми часто сталкивается экспертиза промышленной безопасности при работе на объектах хранения и переработки растительного сырья.

Отсутствие паспорта технического устройства – распространенное замечание экспертизы. Изменения в законодательстве в области промышленной безопасности в 2014 г. не предусматривают ранее прописанную обязанность организации предоставить на экспертизу паспорт технического устройства и (или) руководство по эксплуатации. Обязанность организации иметь паспорта на аспирационные установки входит в требования Федеральных норм и правил (ФНП), но иметь технический паспорт на вентилятор, входящий в ее состав, – законодательно в ФНП не установлено. Вместо разрешений на применения технических устройств, выдаваемых Ростехнадзором, введены сертификаты соответствия или декларации соответствия технических устройств, на которые распространяется действие технических регламентов.

Какие документы на технические устройства, находящиеся в длительной эксплуатации, которые не попадают под действие регламентов, обязана иметь организация, согласно новому законодательству? Никакие, кроме заключения экспертизы промышленной безопасности, если только срок эксплуатации этих устройств превышает 20 лет, или срок службы, указанный в технической документации на такое устройство. Понятно, что при отсутствии технического паспорта на устройство с установленным в нем сроком службы 8–10 лет, максимальный безаварийный срок эксплуатации устройства составит целых 20 лет. Продлить эти 20 лет, определив срок дальнейшей эксплуатации, может только экспертиза промышленной безопасности.

В паспортах устройств элеваторной промышленности, выпущенных до 1995 г., срок их службы, как правило, не указывался. Открытый ленточный конвейер (ролики, лента) собран из частей, заменяемых или восстанавливаемых после ремонта. Металлическая коррозия рам не распространяется на деревянные брусья, из которых зачастую собраны секции конвейеров зерноскладов 1950–1960-х гг. А электродвигатель не имеет сроков службы, подобно тем, что имеет двигатель внутреннего сгорания (моточасы до капитального ремонта и после). Электродвигатель может работать «вечно», а может сгореть и сразу, после первого же включения, доказав всем, что вечных двигателей не бывает. Поэтому производители и не указывали сроки службы ленточного конвейера, как и многих других устройств.

Дата ввода в эксплуатацию технического устройства подается в сведениях организации, эксплуатирующей ОПО. Но при отсутствии проектно-конструкторской документации и паспортов устройств, указать точную дату практически невозможно. Зачастую в сведениях указывается дата постановки устройства на материальный учет в бухгалтерской документации, например, после инвентаризации основных средств новыми собственниками предприятия. Экспертиза постоянно сталкивается с проблемой определения реального возраста технического устройства, особенно среди устройств-«долгожителей», у которых надписи на табличках стерты временем и не читаются, или вовсе исчезли.

Итак, при отсутствии паспортов, табличек, проектно-конструкторской документации определить производителя технических устройств, марку, дату их ввода в эксплуатацию положено эксперту. В заключении можно, не теряясь в догадках, указывать наименование устройства в соответствии с технологической схемой, на которой должен быть проставлен его номер.

Как ни странно, другим самым распространенным нарушением требований промышленной безопасности, выявляемым при экспертизе технических устройств, является отсутствие их маркировки в соответствии с технологической схемой. Заметим, что и это, казалось бы, легко устранимое нарушение дополняет проблему, связанную с идентификацией устройств.

И наконец, отсутствие технологической схемы на предприятии – это полный пакет проблем с идентификацией устройства.

Создание технологических схем производства на складах напольного хранения сырья в большей степени произошло в результате объединения ОПО (опасных производственных объектов) при их перерегистрации. Технологические схемы на элеваторах воссоздаются и изменяются при внедрении новых проектов по автоматизации процессов.

При техническом перевооружении ОПО с изменениями технологической схемы производства, согласно ФНП, разрабатываются проектные решения по средствам ДАУ, блокировки и контроля.

Замечания экспертизы по проектам технического перевооружения в основном касаются документации, выданной не в полном объеме, требуемом законодательством. Отсутствие разделов по автоматизации технологических процессов, разработчики документации объясняют, ссылаясь на требования заказчика и задание на проектирование.

В результате экспертизы заказчик не может получить заключение с выводами о соответствии документации требованиям промышленной безопасности, а разработчик отказывается вносить изменения в уже оплаченный проект. Ни проектировщик, ни заказчик на этапе составления задания на проектирование, не учитывают требования ФНП, согласно которым, элементная база и объемы автоматизации, прописываются в задании на проектирование. Документация на техническое перевооружение аспирационных систем без автоматизации с одним единственным разделом «Технологическая часть» не обеспечит безопасного технологического процесса. Она не может быть реализована без нарушения требований ФНП. Так как технологический процесс начинается с автоматического включения аспирационных систем и заканчивается их выключением с задержкой по времени. Но только без рук! Нажимать на кнопки «Вкл.» и «Выкл.», используя дешевую рабочую силу, при техническом перевооружении опасных производственных объектов запрещается.

 

Александр Онькин, Артем Колпаков,
эксперты промышленной безопасности ООО «Промтехэкспертиза»


ООО «Промтехэкспертиза»
Тел.: 8-800-333-40-36
www.prom-te.ru