Юрий Плескачев: «Снижать себестоимость лучше всего через повышение урожайности»

Юрий ПлескачевЗаведующий кафедрой «Земледелие и агрохимия» Волгоградского государственного аграрного университета, д. с.-х. н., профессор Юрий Николаевич Плескачев размышляет в своей эксклюзивной колонке для журнала «Рынок АПК» о том, каким образом снизить себестоимость продукции растениеводства.

Себестоимость, как экономическая категория, представляет собой затраты, деленные на объем валовой продукции. Отсюда следует, что ее снижения можно добиться одним из двух путей: либо снижением затрат на производство, либо повышением урожайности. Я ратую за второй путь – снижать себестоимость, увеличивая урожайность. На рост урожайности влияют внедрение современных сортов, использование семян высоких репродукций, применение биостимуляторов роста и удобрений. Это, конечно, прописные истины, но в потоке текущих задач аграрии иногда забывают их.

Путь снижения затрат, как правило, связан с отказом или частичным отказом от основной обработки почвы, которая «съедает» до 25–40% затрат. Поэтому и возникли No-Till, Mini-Tillи другие технологии – как реакция на подобный масштаб расходов. Теоретически можно экономить на семенах или удобрениях, но я бы не рекомендовал этого делать – хотя бывают ситуации, которые мой однокурсник из Старополтавского района описывает словами: «На удобрения мы еще не заработали». Бывают хозяйства, которые экономят на гербицидах, и их поля зарастают, бывают те, кто отказывается от борьбы с вредителями; но все это очень рискованно – поэтому неудивительно, что самым популярным способом снижения затрат является переход на минимальную или нулевую обработку почвы.

Есть еще такой момент: бывает два вида пара – черный, который обрабатывают с осени, и ранний. Как технолог, я считаю более удачным вариантом черный пар: в агротехническом плане он дает прибавку от 3 до 5 ц/га к урожайности. Правда, приходится работать плугом по осени и бороной по весне – что повышает затраты. Ранний пар не требует никакой обработки осенью и минимальной, на 10–12 см, – в июне. Это, безусловно, сэкономит средства и теоретически должно снизить себестоимость, однако на деле расчеты показывают, что чаще всего именно черный пар оказывается выгоднее – благодаря возможности реализовать большие объемы зерна.

Многих передовых фермеров сегодня, как ни странно, не пугают тяжелые погодные условия. Напротив, руководители говорят: «Будет дождливый или засушливый год – зерна соберут меньше, зато цена на него вырастет», – и действительно, тому, кто соблюдал все технологии, даже небольшой урожай может принести ощутимый доход. В этом году в Волгоградской области урожайность пока выглядит довольно высокой, до 40–45 ц/га, однако клейковина у зерна слабая из-за недостатка солнца, так что в результате зерно выходит низкого качества, зачастую фуражного. Закупочные цены на такое зерно низкие – 7700 руб./т против 10000 руб./т в 2015-м. К слову, те хозяйства, которые работают с наукой и проводят регулярные листовые диагностики, понимают, сколько в растении азота – а значит, понимают и то, что вторая или третья азотная подкормка перед наливом зерна, не влияя на урожайность, может повысить содержание клейковины.

В России, как и в Америке, существует так называемый «зерновой пояс», группа регионов, в которых получается высококачественное зерно. Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская и Волгоградская области – те территории, которую входят в эту зону; более северные области заведомо не могут получать продукт высокого класса. Поэтому именно этим регионам нужно вкладываться в повышение урожайности и качества зерна, а не искать пути для экономии.

Одна из больших проблем нашего региона в последнее время в том, что даже во время уборки многие поля – зеленые. А зеленые они потому, что сорняк – щирица – забивает промежутки между культурными растениями. Сорняк стоит выше пшеницы, поэтому он неизбежно попадает в бункер комбайна и негативно влияет на качество зерна. Повышают такие «зеленые пожары» и влажность зерна, из-за чего оно плохо вымолачивается – это особенно острая проблема с учетом того, что подавляющее большинство хозяйств отказалась от двухфазной уборки, когда сначала колосья сваливали сушиться, а затем уже подбирали. Ушли от этого приема не от хорошей жизни, конечно: вынуждает необходимость экономить ГСМ и нежелание лишний раз прогонять технику.

Впрочем, искусство агронома помогает и здесь: правильно подобранный гербицид спасает от зелени на пшеничном поле в период уборки. Толковые специалисты есть, правда, к сожалению, многие из них уходят из научных учреждений и идут работать в компании, выпускающие и продающие гербициды: зачастую там сейчас хорошего агронома найти проще, чем где-либо еще. Как гласит мудрая мысль, «практика без науки слепа, а наука без практики – мертва»: сотрудничество между сельхозтоваропроизводителями и представителями аграрной науки всегда было и будет взаимовыгодным.