С приставкой «эко-»

Черноземье-21Вырастет ли на черноземах «зеленое» фермерство и агротуризм? Перспективы органического земледелия обсудили в Воронеже на форуме «Черноземье-21: сырьевая игла или продовольственная безопасность?». Эксперты полагают, что раз многие селяне живут натуральным хозяйством, его можно сделать козырем на рынке.

Дедовским способом
Название форума, по сути, предлагало местным аграриям противопоставить свои возможности намерениям инвесторов добывать в регионе полезные ископаемые. В Новохоперском районе разведывают медно-никелевые запасы, на очереди нефтеносные пласты близ райцентра Поворино. В традиционной добыче песка, глины и гранита воронежцы, судя по всему, угроз не видят – ни для экономики, ни для экологии. А вот тем, кто хочет копнуть глубже, сразу напоминают о ценности черноземов, на которых гораздо лучше выращивать качественную продукцию.

Уполномоченный по охране окружающей среды при губернаторе Надежда Стороженко напомнила, что относительно высокое – чуть более семи процентов – содержание гумуса в почве ныне встречается лишь в четырех районах области:

– Это уже не тот эталонный чернозем, которым восхищался 130 лет назад Василий Докучаев. Проблема многофакторная, но главное – как мы эксплуатируем природные ресурсы.

Бережное отношение к почве, по мнению участников форума, способны обеспечить лишь небольшие фермы.

– У России большие перспективы в сфере экологического земледелия, – заявила член комитета Госдумы по аграрной политике, вице-президент Ассоциации К(Ф)Х и сельхозкооперативов РФ Светлана Максимова. – Мелкие производители вполне могут выращивать овощи вручную без минудобрений и пестицидов. Сейчас без них порой обходятся и в СПК – от бедности. Если вносить органику и наладить севооборот, почва не будет истощаться. Но экопродукция – очень дорогостоящая. Государство должно субсидировать ее производителей, чтобы их цены были лишь на 30-40 процентов выше, чем, скажем, у традиционного агрохолдинга. Регламент такой поддержки прорабатывается.

Старший научный сотрудник Института биологии РАН Александр Баранов добавил, что необходим федеральный закон об экологическом (органическом) земледелии. Такие документы, по его словам, приняты в Ульяновской области и Краснодарском крае, готовят их на Алтае и в Самаре.

На мировом рынке объемы производства organic foods растут на 20-30 процентов ежегодно. Сегмент считается перспективным, однако получение натурпродукта – дело хлопотное: приходится обходиться без комбикормов для животных, готовить от болезней растений специальный настой или покупать импортные «экопрепараты». При этом урожай будет, скорее всего, скромный. Если участок в глуши – вывозить товар на продажу тяжело и дорого. Если поближе к дорогам и городам – почва и вода наверняка окажутся неидеальными: стихийные свалки в сельской местности и мытье машин в прудах – не редкость.

В деревню, в глушь
Более реалистичным выглядело предложение развивать в глубинке агро-, эко– и этнотуризм. В мире этот бизнес прибавляет по 20 процентов в год. Желающих подышать свежим воздухом, прогуляться в лесу, попить парного молока и погладить какого-нибудь ослика становится все больше, свидетельствуют организаторы экскурсий по Воронежской области. Осталось придумать, как на этом заработать.

Воронежский заповедник сделал своей «приманкой» первый в регионе веревочный городок «Ежкины дорожки». Полазать по канатам приезжают и из соседних областей, причем молодежь зачастую не подозревает, что здесь есть открытый для посещения дендропарк и бобровый питомник. Как сообщила замдиректора заповедника Светлана Родионова, в 2012 году заповедник принял 14 тысяч посетителей, а в 2013-м – уже 48. За минувшие девять месяцев доходы от туристской и экскурсионной деятельности выросли втрое, одно только экопросвещение «заработало» три миллиона рублей. Веревочный городок скоро окупится. Вреда деревьям он, по словам Родионовой, не наносит, да и расположен в той части заповедника, где хозяйственная деятельность разрешена. Скоро там появится двухуровневый аквариум для семьи бобров и интерактивная экспозиция о лесных пожарах. На одной из экологических троп сделали площадку для выездных регистраций брака, другую адаптируют для зимнего использования. У озера Чистого планируются занятия иппотерапией.

По пути создания экотроп пошли и другие заповедники. В популярном «Дивногорье», где в сезон и без того толпы посетителей, на ночные оперетты или балеты под открытым небом съезжаются тысячи людей. На Хопре приезжим предлагают экскурсии по лесу и посещение милой экспозиции с чучелом реликтовой выхухоли. В Костенках, где найдена и реконструирована древнейшая в Европе стоянка человека, проводят тематические праздники.

Заняться «гостеприимством» на широкую ногу не дают, во-первых, опасения за состояние природы: туристы не всегда аккуратны, да и вообще присутствие человека в заповедных местах не приветствуется. Во-вторых – отсутствие нормального «номерного фонда». Однодневные же поездки, к примеру, на Хопер довольно утомительны: из Воронежа это 200 километров в один конец по не самой удобной трассе.

Этнотуризм в регионе представлен пока отдельными инициативами. Так, в Семилукском районе действует музей «Русская изба», обустроить его двум активным пенсионеркам помогли бизнесмены и иностранные волонтеры. В Эртильском районе фермер Владимир Брежнев на личные средства выстроил целую деревеньку – избушки ремесленников с аутентичной «начинкой», пруд с нутриями и гусями, гостевые домики.

В мире объемы производства органической продукции и услуг в агро-, эко– и этнотуризме растут на 20-30 процентов ежегодно.

– Сейчас 12 человек могу разместить за 500 рублей «с носа», будут еще комнаты. Когда туристы приезжают, зову местный вокальный коллектив, угощаю продуктами собственного производства... Хочу, чтобы было, как в белорусских Дудутках, – пояснил фермер.

Что до проектов аграрного профиля, то специалисты по внутреннему туризму смогли назвать лишь один – в селе Бабяково. Здесь принимают посетителей на козьей ферме, предлагают подоить козу и поиграть с козлятами, а затем отведать диетических молочных продуктов.

Созданием единой базы данных о туристических объектах в сельской местности занялись москвичи.

– Мы решили переориентировать клиентов на поездки по родной стране. В турецком отеле на 200 человек вы – очередной постоялец, а в домике фермера – любимый гость! К тому же развитие внутреннего туризма поможет и в сознании иностранцев закрепить образ России как страны, где интересно путешествовать, – подчеркнула директор проекта «Зеленые маршруты России» Оксана Гронемайер. – Но пока в глубинке элементарно некому по-английски говорить. Возможно, наладим сотрудничество со школами – что-то вроде практики на фермерском хозяйстве... Сейчас же работаем со своими корпоративными клиентами, выманиваем их за пределы столичного региона. За Урал пока не заглядываем, хотя якуты вот активно к себе зовут, но уж больно дорога сложная! Для начала попробуем разнообразить то же Золотое кольцо – например, ночевками в сельских домиках, где можно с животными пообщаться, отдохнуть от кремлей и соборов. В 2014 году стартует годичный автопробег по местам боевой славы, и мы отвечаем за размещение участников на всем пути. Возможно, и там можно будет использовать объекты сельского туризма вместо городских гостиниц и достопримечательностей.

Джакузи в коровнике
Трудности в развитии «зеленого» турбизнеса очевидны. В недавнем исследовании «Воронежский пульс: культурная среда и культурная политика» глава региональной федерации туризма Николай Корзон констатировал: координация в отрасли потеряна, усилия чиновников разобщены. Чтобы стимулировать путешествия внутри страны, надо дополнять законодательство, финансировать развитие инфраструктуры, поддерживать профильный бизнес. Тот же эртильский фермер Брежнев на протяжении лет взывал о помощи к облправительству, но его «пасовали» из департамента культуры в департамент аграрной политики и обратно.

Цена туров по региону зависит главным образом от стоимости аренды транспорта. Выходит недешево. А если ночевать где-нибудь в райцентре, уровень комфорта будет заведомо ниже, чем в заштатном европейском хостеле (за эквивалентную сумму). Ассортимент услуг для туристов беден, «мертвый сезон» чересчур долог. Вдобавок в регионе нет специалистов, умеющих формировать туристское предложение с учетом запросов потребителей. По мнению Николая Корзона, за счет облбюджета реально выстроить систему управления отраслью и подготовки кадров для нее, обеспечить маршрутам рекламу, разработать выполнимую программу развития туризма.

Параллельно придется «перестраиваться» и владельцам объектов.

– Фермеры не знакомы с маркетингом. Говоришь им: туроператор работает за агентский процент. А они в ответ: нет, вы лучше к нашей цене прибавляйте сколько хотите. Но это неправильно: если кто-то напрямую купит тур за десять тысяч, а мы, допустим, за 15 будем предлагать, то человек решит, что тут людей обирают. Так организованные группы не набрать, а на одиночках бизнес не построишь, – объяснила Оксана Гронемайер.

Фактор денег останавливает и российских туристов, мечтающих посетить, к примеру, Коми или Камчатку. Перелет стоит столько же, сколько две недели в режиме all inclusive на Красном море.

– Надо искать туриста, который пляжами «наелся» и готов не дважды в год загорать за границей, а взять отпуск один раз и добраться до уникальных мест в России. Или побыть наедине с собой в деревне. «Зеленый» туризм хорош разновариантностью, что можно найти и «джакузи в коровнике», и туалет на улице, – добавила Оксана Гронемайер.

Татьяна Ткачева
Источник: «Российская газета»