«У Волгоградской области есть потенциал стать российским лидером в овощеводстве»


Валентин Иванович ФилинМногие хорошо помнят знаменитые волгоградские томаты: мясистые, сладкие, сочные. Несколько уникальных сортов (Волгоградский 5/95, Волгоградский скороспелый 323, Новичок, Дар Заволжья и другие) были своеобразным региональным брендом – однако в последние десятилетия оказались вытесненными с рынка иностранными гибридами. Почему так случилось и можно ли возродить производство томатов в Волгоградской области? Об этом «Рынок АПК» расспросил доктора сельскохозяйственных наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Валентина Ивановича Филина.

– Валентин Иванович, каков запрос со стороны аграриев на научные изыскания, в частности, в овощеводстве?

– В овощеводстве открытого грунта технология возделывания самой, казалось бы, востребованной культуры – томата – нуждается в научном сопровождении. В последние годы проблема получения высоких урожаев в наших условиях стоит особенно остро – чтобы иметь хотя бы 50 т/га, необходимы и глубокие знания, и строго соблюдаемые интенсивные технологии. Без этого есть риск остаться без прибыли – а то и вовсе закончить сезон в убыток! Хозяйств, которые вышли бы на уверенные 50 т/га и поддерживали бы такую урожайность, в последние годы в нашем регионе нет – неудивительно, что руководители и агрономы ищут пути исправить ситуацию.

– Вы говорите о том, что проблема эта характерна для последних лет – значит, раньше ее не было?

– Было время, когда совхоз «Волго-Дон» под управлением дважды Героя социалистического труда Виктора Ивановича Штепо гремел на всю страну и был образцом для всей области – там брали не по 50, а по 70–80 т/га томата, и даже выше. Причем все эти показатели достигались не на гибридах, а тех самых сортах, которые сегодня волгоградцы вспоминают с ностальгией: Волгоградский 5/95, Новичок Розовый, Дар Заволжья и другие. Крупные хозяйства при советской власти получали высокие урожаи, потому что были в состоянии выдержать технологию: они обладали хорошими агрономическими кадрами, имели целые овощеводческие бригады и звенья, современную механизацию – и вся отрасль была рентабельной, устойчиво развивающейся. Однако расформирование этих крупных хозяйств привело к тому, что вся система овощеводства была разрушена.

Другим флагманом овощеводства в Волгоградской области считался совхоз им. 60-летия СССР, позже переименованный в «Кузьмичевский»: он производил лук, который в наших краях прежде считался культурой нерентабельной, – но предприятию удалось и поднять качество лука, и высоких урожаев добиться. Когда-то 20–30 т/га лука считались большой удачей – а в «Кузьмическом» перестали удивляться 60 т/га, сейчас фермеры получают по 80–100 т/га. И это на тех почвах, которые считались неподходящими для производства товарного лука! Теперь фермеры столкнулись с иной проблемой: в принципе, технология позволяет повышать урожайность и дальше, но это уже невыгодно с точки зрения сбыта.

– Как получилось так, что технологии, связанные с луком, удалось сохранить и развить в новых условиях, а томаты мы теперь медленно и без очевидного успеха пытаемся возродить?

– Росту производства лука способствовало несколько факторов. Во-первых, на рынке семян появились новые гибриды, отличающиеся высокой урожайностью и хорошим товарным видом – таким, с которым их можно поставлять в любые розничные сети. Отечественный же семенной материал серьезно уступает импортному по обоим этим показателям – семеноводство по овощным культурам запущено; Волгоградский ГАУ, отдельные хозяйства и институты предпринимают попытки восстановить востребованные некогда сорта. Семеноводство – отрасль, в которой чрезвычайно важны высокий профессионализм и преемственность: для выведения сорта требуются 5–6 лет работы, а семеноводу для поддержания качества требуются десятилетия.

Во-вторых, для лука у овощеводов есть система машин, обеспечивающая почти 100%-ную механизацию: посадка, обработка, полив, уборка, сортировка, упаковка, доставка до потребителя – такой системы для томата в открытом грунте пока не создано. Благодаря ей снижается потребность в рабочей силе – а значит, выше производительность труда, меньше затраты и в целом выше рентабельность производства.

В-третьих, производители лука активно используют фертигацию, которая может применяться при любом способе орошения. Более того, лук – очень удобная в плане защиты урожая культура: для нее существует весь комплекс эффективных СЗР. Фунгициды, гербициды, инсектициды – перед агрономом стоит только задача не проморгать момент обработки. Учитывая, что одни только качественные гибриды дают 30–50% прибавки к урожайности лука, в совокупности все эти факторы позволяют поднять эту планку еще выше – а главное, обеспечить и высокое качество продукции, и разнообразие. Добавьте к этому тот факт, что лук долго хранится и способен ждать потребителя несколько недель и даже месяцев – и вы поймете, почему многие хозяйства сосредоточились именно на этой культуре.

– На ваш взгляд, реально ли сейчас восстановить производство томата в Волгоградской области на том уровне, какой был до 1991 года?

– Конечно! Особенность нашего государства такова, что для этого нужна прежде всего политическая воля руководства. Чтобы импортозамещение, о котором так много говорят, пошло успешнее, необходимо кроме деклараций создать понятную для аграриев поддержку: льготное налогообложение, субсидии, преференции в первые годы развития проекта. Надо производить томат? Хорошо, мы произведем – но ведь нужно отработать логистику, чтобы продукция в срок попала на переработку или в сети. Все можно просчитать так, чтобы система заработала – а потом уже ставить перед конкретными предприятиями задачи. Выстроить привлекательные правила игры для овощеводов – и никаких препятствий не будет.

– Вы имеет в виду общегосударственную программу или достаточно региональной?

– До бога высоко, до президента далеко, а вот наш губернатор он здесь, рядом. Само собой, такие программы могут быть и региональными! Но это должна быть очень надежная программа, дающая производителям определенные гарантии. На моем веку ожидания людей столько раз обманывали, что многие стали попросту недоверчивыми – настолько, что даже кооперация между отдельными хозяйствами затруднена.

– Есть ли шанс, что томатный бизнес может пойти уже сегодня – если, например, предприятие прочно стоит на ногах и готово отдать несколько гектаров под эту культуру на пробу, приобретя семена восстановленных Волгоградским ГАУ сортов?

– Если производитель решает: «Мне нравятся томаты, буду заниматься ими!» – этого еще недостаточно. В этом бизнесе исключительно важно, чтобы тебе было куда сбыть свой урожай – да так, чтобы тебя не «кинули» и забрали продукцию не по бросовой, а по нормальной цене. Большую проблему в сбыте создают перекупщики, которые забирают продукцию за условные 5 рублей – а потом мы видим ее в магазине за 25 рублей. Если бы из этих 20 рублей надбавки хотя бы половина оставалась у производителя овощей – она великолепно простимулировала бы развитие всей отрасли!

Для тех, кто мало-мальски в этом разбирается, очевидно: волгоградские томаты лучшие – а значит, у этой продукции есть потенциал стать востребованным брендом. А если это еще и волгоградская селекция – перспективы выглядят особенно интересными! Наша область сейчас имеет амбиции выйти на первое место в производстве овощей – мне кажется, это отличный повод обратить внимание на наши традиционные сорта, благо известный селекционер Лия Николаевна Попова, сохраняет и возобновляет семена уже несколько десятилетий.

– Как вы оцениваете идею фиксированной торговой наценки – чтобы, например, относительно закупочной цены можно добавить не более 30%? Это стимулировало бы перекупщиков приобретать товары у сельхозпроизводителей на более выгодных условиях – и больше средств оставляло бы на развитие.

– Подобная идея обсуждается уже давно, и обычно она подается как некий «ценовой коридор» на каждом этапе: скажем, взял перекупщик у производителя томаты по 7 рублей, имеет право добавить 3 рубля, а ритейлер, которому он их затем отдаст, – еще 3 рубля. Главное, чтобы у производителя оставалась значительная часть средств, иначе никто ничего производить не будет!

– На какие культуры нашим производителям стоило бы обратить внимание – чтобы и потребителя получить, и прибыль?

– Профессиональный подход предполагает, что нужно оценить, в каких сегментах рынка наблюдается дефицит. Мы можем производить лук – но его более чем достаточно, зачем в него вкладываться? Ключевым препятствием для выхода на новые ниши, к сожалению, остается нехватка свободных средств у аграриев – а кредиты они брать опасаются. Один из самых успешных агрохолдингов Волгоградской области, «Гелио-Пакс», в течение первого десятилетия своего существования принципиально не брал кредитов – пока в руководстве не поняли, что предприятие достаточно устойчиво, чтобы позволить себе связанные с кредитованием риски. Но поначалу они росли постепенно, приобретая только такие площади, которые могли сразу же освоить, и довели их до 100 тыс. га. Четвертьвековая история компании доказывает, что такая сбалансированная стратегия – верный путь. Те же, кто сразу, в 1990-х гг., взял огромные площади земли, – не справились с возникшими проблемами и ушли в небытие.

Заработать можно на всем, вопрос в том, каковы твои риски – оценить их можно, как минимум изучив все данные, какие найдешь в интернете, пообщавшись с коллегами. Важно помнить, что овощные культуры очень зависят от переработки – значит, что предпочтение всегда нужно отдавать той культуре, переработка которой есть у вас в шаговой доступности.

 

Беседовал Александр Акулиничев