«Между наукой и практикой нужно связующее звено – консультанты»

fotoГеоргий Волколупов (на фото – второй справа), проректор по научной работе Волгоградского государственного аграрного университета, убежден, что диалог между бизнесом и наукой должен вестись более плотно, чем сейчас. Ситуация постепенно меняется к лучшему, но трудностей еще очень много.

– Георгий Валентинович, общая проблема взаимодействия между исследователями и практиками – в том, что подчас наладить это взаимодействие попросту не удается. Наука сама по себе, практики сами по себе. Как строятся отношения между учеными и бизнесом в вашем научном сообществе?

– Вопрос очень сложный, потому что новые идеи иногда трудно донести до понимания сельхозтоваропроизводителя среднего уровня, привыкшего работать по старинке. Многие считают, что раз управлялись раньше в этих условиях, то могут управляться и дальше. Тем не менее, все больше становится производителей, особенно из числа крупных, которые четко понимают: без ежедневного взаимодействия с наукой и внедрения новейших разработок конкурировать в условиях современного рынка очень сложно. Это касается использования новых технологий, семян и средств защиты растений. Каждый год в Волгоградской области и в России в целом появляются, к примеру, новые сорта озимой и яровой пшеницы, а каждый сорт тянет за собой определенные технологии выращивания. Поэтому если мы говорим о цивилизованном, грамотном подходе к ведению сельского хозяйства, в частности, растениеводства, то все эти тенденции нужно учитывать, ища пути их применения на своем поле.

– Хотя многие иногда бросаются очертя голову на новые культуры: вот, мол, Иван Иваныч на люпине хорошо заработал…

– Я не хотел бы говорить про «многих», но к сожалению, ситуация действительно несколько выходит из-под контроля. Если раньше в Волгоградской области использовалось 60–70 сортов озимой пшеницы, то сейчас их уже под 100, причем часть из них создавалась в условиях Краснодарского края – и они не всегда у нас перезимовывают и выдерживают засуху. Порой люди выбирают семена по принципу доступности, а не исходя из того, что реально подходит для малообводненных и засушливых условий нашего региона. Это не всегда ошибка, часто фермер просто вынужден сеять то, что удалось достать по более низкой цене. Кроме того, любая научная разработка в сельском хозяйстве имеет свои особенности. Это не какая-нибудь счетная машинка, в инструкции к которой написано: «Чтобы сбросить – нажмите кнопку “C”». В технологиях в растениеводстве важно все: и температура земли, и влажность, и глубина заделки семян, и плотность сева на квадратный метр – это целый комплекс процедур, соблюсти которые без подсказок и помощи ученых очень сложно. С другой стороны, даже тот факт, что у нас есть специалисты, располагающие всеми необходимыми знаниями, не решает проблемы: чтобы ездить с консультациями по хозяйствам, нужны серьезные средства – и найти зажиточного сельхозника «среднего» уровня весьма трудно сегодня. Тем не менее, со многими сельхозтоваропроизводителями мы работаем.

– Получается, что наиболее эффективно взаимодействовать с наукой в состоянии только крупные холдинги?

– Понимаете, они потому и стали крупными, что однажды поняли: без тесной связи с наукой в конкурентной борьбе не выжить. Господдержка в России по сравнению с мировым опытом – это копейки, не гарантирующие, что ты сможешь прожить в неудачный сезон. Для науки времена тоже тяжелые: финансирование в лучшем случае покрывает зарплаты и коммунальные расходы, а средства на проведение опытов, на оплату ГСМ необходимо зарабатывать самостоятельно, что не всегда так уж легко. Даже в этих условиях и наш вуз, и многие НИИ продолжают выводить новые сорта, районированные в том числе для нас, но под эти исследования требуются большие деньги. Не нужно 100 сортов: гораздо эффективнее было бы исследовать существующее на рынке предложение и подобрать те варианты, которые оптимальны для конкретного региона. В свою очередь, государству следовало бы субсидировать закупку элитных семян – однако эти направления зачастую проплачиваются с годичными задержками.

– Мне кажется логичным, когда эффективным посредником между наукой и производством выступают агрономы: они и следят за происходящим в исследовательских направлениях, и знают не понаслышке проблемы своего хозяйства.

– Они всегда были таким связующим звеном – но давно, еще в советские времена, в эпоху коллективных хозяйств. Тогда структура любого хозяйства была четко и строго определена, сейчас же в наших СПК, даже при наличии грамотных агрономов, у специалистов есть множество других обязанностей и дел. А у фермеров, имеющих до 1000 га, как правило, и вовсе нет никаких узких специалистов: человек сам себе и хозяин, и агроном, и механизатор. Отсюда и недостаток информированности: об актуальных научных разработках очень трудно своевременно узнать, а без специального образования подчас мало что можно понять из названий технологий в научных каталогах даже тем, кто вроде бы следит за этим. Во многих населенных пунктах бывает сложно даже просто выйти в интернет и посмотреть что-то первоочередное, не говоря уже о таких вещах. Получается, что связующее звено между наукой и производством, по сути, отсутствует. А его роль могли бы выполнить консультационные службы.

– Как они должны выглядеть, на ваш взгляд?

– Наверное, в идеале это должен быть некий сайт, где сведена вся необходимая для агрария информация. Любой фермер, независимо от направления деятельности – растениеводство ли, животноводство, птицеводство, переработка, – должен иметь возможность в любой момент, нажав кнопку, получить всю необходимую ему информацию. Живя в городе и имея привычку находиться в сети, мы можем купить билет через портал РЖД или «Аэрофлота», можем записаться в поликлинику или на получение документов – но селу нужен один сайт, где собрано было бы все, от технологии посадки картофеля до времени приема врача в ближайшей больнице. Это должен быть своего рода МФЦ, многофункциональный центр с самой подробной информацией, с возможностью заказать телефонную консультацию. Только так мы сможем в нужном объеме доносить до фермеров информацию о новейших разработках – и это избавит фермеров от вечной проблемы «увидел у соседа, попробовал у себя – не пошло». Тот же No-Till, который сейчас многие пропагандируют, может быть замечательной технологией, но слепо переносить на любое поле ее ни в коем случае нельзя – ведь в Волгоградской области пять климатических зон, а значит, пять типов почв. Иногда даже два поля в одном хозяйстве нельзя равнять по срокам посева, что говорить о «подсмотрел у соседа»!

– Как так получилось, что промежуточное звено выпало, и люди стали использовать непроверенные технологии?

– Проблема в отсутствии государственной политики. Буквально только в последний год заговорили об импортозамещении и продовольственной безопасности – а надо было гораздо раньше. Приезжаем мы в Австрию и видим фермера, у которого вся земля под паром, и ничего не сеется. «Мне, говорит, сказало государство, что в этом году план по кукурузе, которой я занимаюсь, набирается, и она не нужна». А живет он за счет компенсации, тем же государством выплаченной. У нас фермер, допустим, сеет подсолнечник и думает: «Сорву-ка я с него деньги». Так сделали все – и цена на подсолнечник упала! У нас нет даже данных, по которым мы могли бы определить, сколько тонн какой культуры регион может произвести – это должно контролироваться и регулироваться.

– Как вы думаете, возможно ли настроить в современных условиях такую же эффективную систему управления сельским хозяйством, какая была у нас в Советском Союзе?

– Если мы это не сделаем, то из года в год мы не сможем даже строить нормальные, адекватные прогнозы. Что касается плановости, то я никому не открою Америку, если скажу, что даже в СССР экономика была даже менее плановой, чем сейчас на Западе: там учитывается каждый килограмм мяса, каждый бушель зерна – и если фермер произвел кукурузы больше, чем от него ждали, то само государство побежит искать для этой продукции покупателя. У нас же это отдано перекупщикам, которые берут зерно за три копейки. Фермеру на эти три копейки и зарплату выдавать, и налоги, и кредиты выплачивать.

Увы, мы многое уничтожили, что было прекрасно развито четверть века назад. Не дай Бог сейчас введут санкции на ввоз семян овощных культур – мы останемся безо всего! Аналогично с семенем: лучшее – импортной селекции. Свои семеноводческие и племенные хозяйства у нас есть, но их недостаточно для потребностей всей страны, а где-то мы просто отстали.

– Как вы оцениваете динамику последнего времени – исправляется ли ситуация?

– По крайней мере, говорить об изменениях стали более настойчиво, хотя конкретных действий пока, на мой взгляд, недостаточно. Были мы I Всероссийском форуме по продовольственной безопасности в Ростове, представили свои разработки, которые могут серьезно повлиять на продовольственную безопасность. Например, готовый проект по выращиванию нута нашей селекции – готовую технологию с нуля до переработки, пригодную для всей России. Люди подходили, интересовались, но на форуме были в основном ученые и разработки, а представители бизнеса не так охотно реагировали. У них больший интерес вызвал проект по выращиванию хлопка в условиях Волгоградской области – по нашим оценкам, мы в состоянии обеспечивать всю потребность как минимум «Камышинского текстиля». Тот факт, что диалог начался, – это уже серьезный шаг вперед – однако нельзя останавливаться на достигнутом.

 

Беседовал Александр Акулиничев