Компенсация ущерба гарантирована

Виктор БирюковЕще недавно тема агрострахования находилась в России на периферии общественного интереса

Чтобы все переменилось, нужно было дождаться жаркого лета 2010 года, не имевшего примеров в истории наблюдений погоды. Огромные людские и экономические потери быстро вывели эту тему на пик общественного внимания. О прошлом, настоящем и будущем страхования в сельском хозяйстве журналист Наталья Крыленко разговаривает с экономистом, членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей, основателем и президентом агрохолдинга «Талина» Виктором Бирюковым.

– Виктор Степанович, агрострахование широко используется в странах с образцовым сельским хозяйством, например, в 2012 году засеянные поля в США были застрахованы на 80%, а в целом по России – лишь на 15%. Возможно ли это объяснить советским прошлым, когда колхозам и совхозам долги попросту списывались за счет и без того дырявых бюджетов?
– Отчасти вы правы, в СССР царил патернализм – надежда отдельных граждан и всего общества на государство, которое не позволит умереть от голода. Но агрострахование существовало, причем обязательное. Еще в 1967 году появился указ Президиума Верховного Совета СССР «О государственном обязательном страховании имущества колхозов», а в 1978-м вышло совместное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О совершенствовании порядка возмещения потерь совхозов и других государственных сельхозпредприятий от стихийных бедствий и иных неблагоприятных условий». Госстрах СССР возмещал аграриям 100% ущерба имуществу, 70% потерь животных, 60% недобора урожая.

– Наверное, в СССР получение страховых выплат было сопряжено с бюрократическими препонами?
– Всерьез доверие к агрострахованию было подорвано уже в 1990-х, но причина коренилась не в чудовищной волоките, а в чудовищных злоупотреблениях переходного периода. Использовались различные «схемы», например, производитель (страхователь) часть урожая пускал «налево», списывал недород на стихию, а затем делил страховку с руководителями компании-страховщика. В такой ситуации добросовестные хозяйства попросту перестали страховаться, и к 2010 году застрахованные посевные площади в нашей стране вряд ли превышали 12%.

– Надеюсь, ваш холдинг был приятным исключением и встретил засуху во всеоружии страхового «щита»?
– Нет, к сожалению. Наши посевы расположены главным образом в Мордовии, которая очень сильно пострадала от аномальной засухи. В результате урожай зерновых на полях «Талины» в 2010-м составил лишь четверть (!) от урожая 2009 года, сильно пострадали свекла и другие культуры. Тогда-то, осенью 2010 года, наш региональный субхолдинг «Мордовский бекон» и заключил впервые договор страхования урожая: мы застраховали посевы озимой пшеницы на площади 11,6 тысячи гектар на общую сумму порядка 150 миллионов рублей.

– Не пожалели впоследствии? Как-никак, следующий 2011 год уже не был засушливым.
– Как вам сказать... Весной 2011-го в ряде застрахованных районов у нас выпрели всходы. По результатам уборочной кампании был выявлен недобор урожая, и «Росгосстрах» выплатил нам по этому случаю 6,2 миллиона рублей. Однако основные надежды мы связывали тогда – в 2011 году – со вступлением в силу закона 260-ФЗ «О государственной поддержке в сфере сельхозстрахования и о внесении изменений в ФЗ "О развитии сельского хозяйства"». Как, видимо, вы знаете, этот закон заработал 1 января 2012 года.

– Способствовал ли закон прорыву в агростраховании благодаря господдержке? Можете ли проиллюстрировать «своими» цифрами?
– Ну, господдержка предусматривалась и предыдущим законом, однако он хуже подходил для применения. Судите сами: требовалось полностью оплатить страховую премию (то есть плату за страховку) в самом начале посевной, когда агробизнес и без того несет колоссальные расходы. Затем начинался марафон с обиванием ведомственных порогов, чтобы вернуть половину затраченных на страховку средств в качестве государственных субсидий. Новый закон в известной мере учитывает эти негативные стороны. Недаром в 2013 году в структуре всех засеянных «Талиной» площадей доля застрахованных культур составляет 44%, что втрое выше среднего по стране показателя. И это при том, что общая посевная площадь у нас в 2013 году возросла на 40% по сравнению с 2012 годом.

– Ого, вот вам и прорыв!
– Скорее, это тот случай, о котором принято говорить: не было бы счастья, да несчастье помогло; в эпоху глобального изменения климата нельзя пренебрегать погодными рисками – ни бизнесу, ни государству. Что касается отдельно зерновых, то их посевы мы и вовсе застраховали на 63%. Застраховали бы еще больше, но страхованию на условиях господдержки подлежат исключительно сорта, перечисленные в Госреестре селекционных достижений и допущенные к использованию на территории конкретного региона. К примеру, урожай яровой пшеницы «Тризо» в Мордовии застраховать нельзя. А между тем этот сорт обладает высокой урожайностью, и мы им засеяли 8 тысяч гектар.

– В таком случае, какие конкретно культуры вы застраховали в 2013-м?
– Зерновые у нас застрахованы более чем на 14 тысячах гектар на сумму 190 миллионов рублей. Примерно половина этой площади занята озимой пшеницей (страховали осенью прошлого, 2012 года), другая половина – яровым ячменем (страховали минувшей весной). Всего же зерновыми в холдинге занято 22,5 тысячи гектар плюс еще около 10 тысяч гектар засеяны зернобобовыми, а также – впервые в нашей практике – голозерным овсом и подсолнечником.

– А какими ограничениями обусловлено получение страхового возмещения пострадавших посевов?
– Страхование урожая по договору с господдержкой предполагает получение выплаты в случае потери свыше 30% урожая. Поэтому дополнительно к основному договору на условиях господдержки мы практикуем заключение договора с дополнительной защитой, который предусматривает выплаты даже в случае, если потери урожая будут менее 30%. Таким образом, весь объем урожая определенной культуры оказывается застрахованным за минусом установленной в договоре безусловной франшизы.

– Поясните, что это такое? Вообще-то в договоре франчайзинга франшизой называют право пользоваться чужой торговой маркой и разнообразной прочей помощью со стороны франчайзера – продавца франшизы...
– Нет, в страховании у термина совершенно иное значение. Безусловная франшиза – это освобождение страховщика от возмещения убытков страхователя в пределах величины, определенной договором страхования. Скажем, если у вас погибло от разгула стихии 5% застрахованного урожая и этот убыток укладывается в размер франшизы, то вы, соответственно, не получаете никакой страховой выплаты.

– Как вы оцениваете «входной билет» в агрострахование – насколько это дешевое удовольствие?
– Довольно-таки дорогое! Так, уплаченная «Мордовским беконом» (как выше сказано, этот субхолдинг входит в группу компаний «Талина») страховая премия под урожай 2013 года в совокупности обошлась нам в 4,1 миллиона рублей, что составляет половину от общего размера премии. Вторая половина страховой премии поступает на расчетный счет страховщика из бюджета: 95% общей суммы субсидий на уплату страховой премии выделяет федеральный бюджет и еще 5% – бюджет субъекта федерации.

– Насколько страхователю сложно доказать страховой компании, что наступил страховой случай? Пытаются ли страховщики увильнуть от необходимых выплат?
– Чтобы в дальнейшем не возникло проблем со страховщиком при определении страхового случая, необходимо учитывать два момента. Во-первых, при наблюдении какого-либо опасного явления нужно оперативно заявить о нем страховщику (а в дальнейшем документально зафиксировать) с приложением справки из Росгидромета, подтверждающей наступление опасного явления, соответствующего указанным в договоре критериям. И, во-вторых, перед уборочной в обязательном порядке необходимо совместно со страховщиком произвести определение биологической урожайности с привлечением независимого и аттестованного эксперта (оплату услуг эксперта страховая компания берет на себя). А после завершения уборочной происходит документальная фиксация фактически собранного урожая и подсчет возможных убытков.

– Что подразумевается под опасными явлениями? Засуха, град, затопление, нашествие саранчи или что-то еще?
– Во-первых, это губительное воздействие природы: атмосферная или почвенная засуха, суховей, заморозки, вымерзание, выпревание, градобитие, пыльная буря, ледяная корка, половодье, переувлажнение почвы, сильный ветер, ураганный ветер, землетрясение, лавина, сель, природный пожар. Во-вторых, к опасным явлениям относятся проникновение и (или) распространение вредных организмов, если оно носит эпифитотический характер. В-третьих, это нарушение в результате стихийных бедствий электро-, тепло-, водоснабжения при страховании культур, выращиваемых в защищенном грунте или на мелиорируемых землях.

– Допустим, опасное явление привело-таки к недобору урожая, превышающему франшизу. Каковы дальнейшие действия страхователя?
– Естественно, он обращается в страховую компанию с просьбой произвести выплату. Как правило, получив такое извещение, страховщик запрашивает довольно объемный пакет бумаг – от актов обследования сельхозкультур до документов, подтверждающих качество посевного материала (семян), соблюдение агротехники и агротехнологий. Но сам факт страхового случая уже не является спорным благодаря наличию упомянутой справки из Росгидромета. Между прочим, в советские годы при выплатах возмещения совхозам и колхозам Госстрах также руководствовался заключениями органов Госкомгидромета СССР, Госагропрома СССР, МВД СССР и других ведомств о причинах убытков.

– Итак, уже в ту пору законодатель предусматривал профилактику злоупотреблений, требуя доказать, что потери хозяйств произошли по объективным причинам... Но вернемся к закону 260-ФЗ. Что, если явлений, могущих повлиять на снижение урожайности, случилось сразу несколько?
– Тогда страховщик вправе поделить убыток агропредприятия на количество таких явлений и произвести выплату только по тем из них, которые по договору соответствуют критериям опасных явлений. А вот при наступлении официально объявленных чрезвычайных ситуаций, вызванных природными аномалиями (например, как летом 2010 года), государство может принять решение о компенсациях за счет бюджета аграриям пострадавших регионов. В этом случае страховая компания вправе вычесть суммы компенсаций из размера убытка, подлежащего возмещению. То есть страховое возмещение уменьшается на сумму субсидий, поступивших сельхозтоваропроизводителям в связи с чрезвычайной ситуацией.

– Виктор Степанович, давайте перейдем от урожая к другим видам страхования. Прежде всего спрошу о сельскохозяйственных животных – приходилось ли «Талине» страховать их?
– Животных мы страхуем постоянно, ведь приоритетом «Талины» является племенное свиноводство. Кстати, все растениеводство в холдинге «заточено» под потребности нашего комбикормового завода, основной продукцией которого является корм для наших же животных в Мордовии и Ульяновской области. А вот что касается страхования поголовья (по риску падежа) именно на основе закона 260-ФЗ, то первые итоги подводить рановато, этот вид страхования с господдержкой вступил в действие только в нынешнем, 2013 году. К тому же приказ Минсельхоза России «Об утверждении плана сельскохозяйственного страхования на 2013 год», устанавливающий пределы ставок для расчета размера субсидий, вступил в силу лишь в июне текущего года. Еще не отработан механизм перевода действующих договоров страхования на новые условия, а перечень рисков при страховании по господдержке стал несколько короче. Поэтому животных пока продолжаем страховать на обычных условиях без господдержки.

– Отличается ли страхование «неживого» имущества – как недвижимого, так и движимого, – в агросекторе и в городах? Скажем, имеются ли характерные отличия страхования зданий в сельской местности? Как-никак, там в постройках широко используется такой пожароопасный материал как дерево...
– Страхование имущества (например, объекта недвижимости), будь оно в городе или в сельской местности, подчиняется единым правилам. Перед заключением договора страхования заполняется заявление, где указывается подлежащий страхованию объект, его основные характеристики и прочие условия, могущие повлиять на степень риска (наличие автоматической пожарной сигнализации и систем пожаротушения, наличие охраны объекта, наличие на территории опасных объектов). Исходя из этого, страховщик определяет тариф.

– Насколько широко «Талина» использует данный вид страхования?
– Мы страхуем практически все имеющееся имущество: объекты недвижимости (животноводческие корпуса, производственные и административные здания, вспомогательные строения – склады, весовые и прочие), оборудование, автопарк, сельхозтехнику.

– Сам собой напрашивается вопрос: а как страхуется сельхозтехника (трактора, комбайны) – так же, как автомобили? По тем же самым ставкам?
– Нет, для каждого вида страхования разработаны свои правила, отражающие его специфику. Поэтому при схожести набора рисков тарифы могут довольно сильно разниться. Например, страхование сельхозтехники обходится гораздо дешевле страхования автотранспорта: при средних тарифах 0,3% против 1,8% от стоимости. Причина в том, что сельхозтехника работает в полях и крайне мало передвигается по дорогам общего пользования: риск аварий гораздо ниже, чем у автомобилей. К тому же сельхозтехника эксплуатируется не круглый год, а в основном лишь в весенне-летне-осенний период.

– Что вы посоветуете относительно выбора страховщика? У кого предпочтительнее страховаться нашим аграриям?
– Выбор страховщика чем-то напоминает выбор продуктов в супермаркете. Точно так же, как мясопродукты лучше покупать у крупнейших производителей, страховую компанию желательно выбирать из самых больших – федерального уровня.

– Хотите сказать, что если такой страховщик и несет убытки в одних регионах, то покрывает их за счет доходов из других регионов?
– Не только это. Добросовестный страховщик принятые на страхование риски затем передает в перестраховочные фирмы – как правило, надежные зарубежные компании. Если при возникновении крупного убытка страховщик не сможет рассчитаться со страхователем, это сделают за него перестраховщики. Да и собственных активов у крупной компании гораздо больше, нежели у мелкой, а значит, риск невыплаты минимален. Кроме того, мелкие страховщики нередко по-прежнему нацелены на страхование по всевозможным «схемам». Поэтому когда страховщик предлагает тарифы намного ниже рыночных, это должно хотя бы насторожить. Наконец, следует знать, что страхованием урожая и животных могут заниматься лишь члены Национального союза агростраховщиков (НСА), которых сейчас немного: 20 общероссийских страховых фирм и 7 региональных. Уже с 1 января 2014 года НСА будет гарантировать своими резервами (которые формируются из отчислений ее членами 80% полученных страховых премий) компенсации ущерба страхователям – даже если их страховщик обанкротился.

Наталья Крыленко
Источник: AgroXXI.ru