Какой урожай ждать в 2015 году?

fotoВ 2015 году отечественным аграриям едва ли удастся выйти на объемы производства, сопоставимые с прошлогодними. При этом экспортная пошлина на зерно может нивелировать благотворный эффект высокого урожая минувшего сезона и скорректировать планы по объемам сева в текущем году.

 

Что было?

Преддверие начала нового сельскохозяйственного сезона – время прогнозов, планов и анализа сложившейся экономической конъюнктуры. Прошлый сезон для аграриев оказался весьма удачным, так как собранный урожай стал чуть ли не самым высоким за последние годы. Так, валовой сбор зерновых и зернобобовых культур в 2014 году составил 105,3 миллиона тонн, что существенно больше, чем годом ранее – 92,4 миллиона тонн зерна.

При этом рост был достигнут не за счет увеличения площади посевных (здесь зафиксировано даже небольшое снижение – на 0,3%), а благодаря высокой урожайности. Если в 2013 году ее средний показатель по стране составил 22,0 ц/га, то в году минувшем – уже 24,1 ц/га, на 9,5% больше. А вот удельный вес неиспользуемых отходов (процент рефракции), наоборот, в 2014 году немного снизился – с 5,8% до 5,2%. Так что валовой сбор в первоначально оприходованном весе выше еще примерно на 5 миллионов тонн.

Произошли изменения и в структуре производства. Среди культур, показавших рост – пшеница (13,3%), ячмень (29,9%), овес (6,8%), рис (12%), просо (16,4%) и зернобобовые (6,6%). С другой стороны, по ряду культур зафиксировано снижение производства. Здесь отличились, например, рожь (-2,5%), кукуруза (-4,7%), гречиха (-20,6%).

Что касается масличных культур, то итоги 2014 года оказались разновекторными. Так, если производство подсолнечника упало на 17% (с 10,554 до 8,764 миллионов тонн), то намолоты рапса и соевых бобов стали рекордными – 1,454 (+4,4%) и 2,536 (+55%) миллионов тонн соответственно. Совокупный же валовой сбор под всеми масличными (подсолнечник, соя, рапс, рыжик, лен, горчица) в результате снижения урожая подсолнечника оказался на 550 тысяч тонн меньше, чем в 2013 году, и составил 13,6 миллиона тонн.

Конец года ознаменовался ростом цен на сельскохозяйственную продукцию и продукты ее переработки. Например, по данным президента холдинга «Солнечные продукты» В. Борматова, удорожание семечки в зависимости от региона составило 40–50%. Одни эксперты склонны объяснять это падением производства и, соответственно, недостаточным предложением на рынке вкупе с исчерпанностью запасов переработчиков. К тому же, макроэкономическая конъюнктура, а именно ослабление рубля, сделали экспорт особенно привлекательным и привели к переориентации производителей на внешние рынки, цены на которых зафиксированы в валюте.

Объемы экспорта действительно значительно увеличились, особенно в декабре, когда падение рубля было особенно резким. Однако большинство экспертов убеждены, что главной причиной роста цен как на пшеницу, так и на продукты из нее является девальвация, а не сам по себе возросший экспорт. Ведь, к примеру, доля цены пшеницы в стоимости хлеба оценивается всего лишь в 20%, и едва ли подорожание хлеба можно объяснить только выросшей ценой пшеницы. Все это делает версию о влиянии возросшего экспорта зерна на внутренние цены продуктов несколько сомнительной. Но, судя по действиям правительства, чиновники поверили именно в нее и в декабре перекрыли экспорт административными методами: например, ограничили перевозки по железной дороге и начали особо внимательно следить за перегрузом автотранспорта... Затем было найдено более прозрачное с точки зрения администрирования экспорта решение: с 1 февраля правительство ввело экспортную пошлину – 15% таможенной стоимости плюс 7,5 евро, но не менее 35 евро за 1 тонну.

 

Что будет?

Высокий урожай зерновых 2014 года мог бы привести к росту экспорта на 5,2 миллиона тонн и достичь 23 миллионов. Но из-за пошлины этого, вероятно, не случится. Возможность отечественных сельхозпроизводителей заработать на ставшем таким привлекательным экспорте теперь под вопросом, тем более что и рубль в первые месяцы 2015 года несколько укрепился (а уже при цене доллара в 45–50 рублей товарные потоки обычно разворачиваются внутрь страны). При этом все эксперты сходятся на том, что рекорд по объему произведенного зерна повторить не удастся.

Глава Минсельхоза Н. Федоров обозначил верхнюю планку возможного урожая зерновых – 100 миллионов тонн. Другие эксперты называют еще более скромные цифры: так, гендиректор аналитического агентства «ПроЗерно» В. Петриченко считает, что урожай может составить 96–97 млн т, в том числе 55–56 миллионов тонн пшеницы и 16,8 миллионов тонн ячменя. Этому должно помочь и некоторое выправление ситуации с озимыми. По словам эксперта, осенью их состояние в целом по стране было плохим, и гибель прогнозировалась на уровне 16%. Однако благодаря теплой зиме в южных регионах страны посевы вошли в вегетацию уже в зимние месяцы, и гибель озимых теперь должна составить не более 10%, что соответствует средней норме. Петриченко прогнозирует, что в Южном федеральном округе урожай может составить как минимум 23,8, а в Северо-Кавказском – 9,8 миллиона тонн.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут считает, что обозначенный министром Федоровым предел в 100 миллионов тонн возможен только при идеальном стечении обстоятельств и доступности ресурсов, а более реальный прогноз – 93–94 миллионов. Эксперт отмечает другую, негативную сторону теплой зимы и ранней весны – низкие запасы влаги в почве, негативно сказывающиеся на урожайности озимых. По словам Корбута, о ее реальных запасах пока известно немного: «В ряде районов Ростовской области, Поволжья, в ряде областей Черноземья в метровом слое влаги практически нет. Поэтому если озимые прекрасно выйдут из зимовки, то по факту мы можем столкнуться с почвенной засухой». Поэтому, по его мнению, прогноз урожая в 93–94 миллионов тонн еще вполне оптимистичен, а при худшем развитии событий возможны и 75–78 миллионов.

Что касается масличных культур, то конкретные числовые прогнозы по урожаю-2015 дать пока проблематично. Дело в том, что и производство его достаточно рентабельно, и внутренняя потребность в масличных постоянно растет (увеличение перерабатывающих мощностей в этом году вырастет на 1,6 миллиона тонн), и экспорт в текущих условиях выглядит очень привлекательным. Все это создает серьезные предпосылки для расширения посевных площадей под масличными культурами. А колебания курса рубля, с одной стороны, могут привести к увеличению затрат на посевные материалы, а с другой, сделать более привлекательными экспортные цены и, соответственно, ожидания от реализации урожая. Эти факторы будут разнонаправленно влиять на решения производителей о площадях посевов, а значит, и на объем будущего урожая.

 

Чем рынок успокоится?

При объеме внутреннего потребления зерна в 70 миллионов тонн прогнозируется рост внутренних запасов зерна до 17 миллионов тонн. Часть зерна закупят в интервенционный фонд, а часть, скорее всего, будет отложена в ожидании отмены экспортной пошлины. Ее размер таков, что делает экспорт зерна, в отличие от масличных, не особо привлекательным для производителей. Но и попадание на внутренний рынок объемов зерна, превышающих норму потребления, снижает цены и тоже оборачивается нерентабельностью для сельхозпроизводителей. Поэтому после введения непрозрачных декабрьских мер предложение резко снизилось, и рынок впал в ступор: все стали ждать, что будет дальше. А в первую неделю после введения февральской пошлины желаемый эффект действительно наблюдался (пшеница подешевела в среднем на 310 руб. за тонну, до 10 830 руб.), но без укрепления рубля он мало того что не станет долговременным, так еще и на цену конечных продуктов не окажет существенного влияния.

Так что если не произойдет исправления ситуации с курсом рубля и ценами на импорт, аграрии окажутся не в лучшем положении. Ведь в процессе сельхозпроизводства валютная составляющая в любом случае присутствует – импортными зачастую являются семена, удобрения, средства защиты растений и даже отчасти ГСМ. Общий рост цен в российской экономике уже привел к тому, что затраты на проведение посевной, по данным Минсельхоза, в 2015 году вырастут до 300 миллиардов рублей, что на 40–60 миллиардов больше прошлогоднего уровня. Недополучив потенциальные прибыли из-за введенных правительством экспортных барьеров и пошлин, а также не имея внятных перспектив их получения в новом сезоне, производители могут всерьез скорректировать свои планы на грядущую посевную кампанию. Речь идет даже не о развитии производства и увеличения посевных площадей, а об их удержании на прежнем уровне. И если такая корректировка произойдет, это, в конечном итоге, может сказаться и на объеме полученного в 2015 году урожая.

 

Автор: Константин Смолий