Как остановить деградацию российского сельского хозяйства

Константин БабкинПрезидент «Росагромаша» Константин Бабкин:
– В марте этого года на Московском экономическом форуме идеи прозвучали довольно простые, но, к сожалению, те, кто находится у руля, их так и не осознали. Они сидят и гадают, почему в России столько проблем, проводят совещания, но не могут понять элементарного. Просто нужно сменить приоритеты в экономической политике. Вот уже лет двадцать основными ориентирами нашей страны являются борьба с инфляцией и вступление в ВТО. Но это же вещи довольно абстрактные, к реальной жизни они не имеют прямого отношения. И именно под эти ориентиры совершилось насилие над экономикой.

– Налоги в России в четыре раза выше, чем в Америке, ставки по кредитам – в 10 раз выше. Ресурсы российского происхождения в два раза дороже, чем должны быть. Поэтому в нашей стране невыгодно что-либо производить. Отсюда и многочисленные проблемы: невостребованность профессионалов, невысокий спрос на качественное образование, проблемы в системе здравоохранения и другие.

Главная идея, прозвучавшая на форуме, – сменить ориентиры. Не преследовать чьи-то корыстные цели, а ориентироваться на людей, дать им работу, качественное образование. Тогда экономика станет социально ориентированной.

Как это сделать? Снизить налоги, подтянуть экспорт, защитить рынок, обеспечить равные условия конкуренции, вернуть деньги из-за границы в Россию и отрегулировать фондовый рынок налогами и ставкой Центробанка. Тогда экономика расцветет. Но экономистам, которые сейчас сидят в правительстве, это непонятно, они не хотят слышать никаких предложений и продолжают упорствовать в своей гибельной для экономики, для страны – и для себя, кстати, тоже – политике.

– Каким образом вы доводите до сведения органов, принимающих решения на федеральном уровне, свои идеи и предложения?
– Мы от имени форума писали письма и президенту Владимиру Путину, и в Госдуму. В их адрес направлено много предложений, ориентированных на изменение политики. В частности, конкретных предложений по изменению аграрной политики, политики в области сельхозмашиностроения, финансово-кредитной политики. Писать-то мы пишем, но из министерств нам приходят отписки – у нас все хорошо, все развивается, поэтому будем действовать так, как раньше. Вот примерное содержание всех ответов. А чтобы действительно услышали и стали руководствоваться нашими советами, такого не было.

– В ваших выступлениях никогда не упоминается Министерство сельского хозяйства. Какие у вас с ним отношения?
– Никаких отношений нет. Позиция Минсельхоза озвучена официально. Ему безразлично российское сельхозмашиностроение. Поэтому реагировать на наши запросы никто из министерства просто не хочет. Это сказал министр Николай Федоров, такая позиция транслируется и его подчиненными. Печально.
Всем здравомыслящим аграриям понятно, что сельхозмашиностроение, сельское хозяйство, социальное обеспечение – это все единый комплекс, который нельзя разбивать. Надо строить единую агарную политику. Но такого понимания в правительстве нет. А нас просто не замечают. Николай Федоров руководит Министерством сельского хозяйства уже больше года. Несмотря на то, что он отвечает за политику в области сельхозмашиностроения, мне он сказал, что нами не занимается, от встречи с нами отказался и официально заявил, что к нашим интересам безразличен. Хотя именно через Минсельхоз распределяются деньги на закупку сельхозтехники, именно эта структура разрабатывает программы по модернизации АПК, влияет на таможенно-тарифную политику. С рядом других министерств отношения складываются по такому же сценарию.

– О бедственном положении нашего сельского хозяйства можно говорить много. Какие конкретные предложения у вас есть по решению этой проблемы?
– Базис – это создать равные условия конкуренции между российскими и зарубежными производителями. Сегодня условия конкуренция перекошены в пользу зарубежных. Они нацелены на подавление наших крестьян. Это касается и рынка. Казалось бы, все рынки открыты. Да, российский рынок открыт для всех, а вот зарубежные рынки для нашей продукции закрыты. Например, чтобы продать нашу пшеницу за рубежом, надо 65% пошлины заплатить.

После вступления России в ВТО для импортеров в 8 раз снижена пошлина на свинину, в пять раз – на рис, в пять раз – на комбайны. Это не считая тех снижений, которые были приняты при вступлении в общий рынок. Разница в дотациях государств сельхозпроизводителям измеряется сотнями раз. В Европе поддержка государства составляет 500-800 евро на один гектар обрабатываемой площади. У нас 8,8 евро на гектар. Почти в сто(!) раз меньше.

В нашей стране поддержки экспорта никакой нет, кредиты дороже в несколько раз, электричество в несколько раз дороже, топливо дороже, чем для зарубежных производителей. Все направлено на подавление активности наших крестьян.

Сегодня нужно что-то предпринимать: либо увеличивать дотации, либо защищать рынок от субсидированной продукции и следить за качеством продовольствия. Что еще? Кредиты… Мы о них уже говорили. Если мы исправим все это, то избавимся от множества проблем в сельском хозяйстве. Если поставим перед собой реальные задачи, то все инструменты для решения их найдутся.

– Вы как руководитель крупнейшего объединения производителей сельскохозяйственной техники предупреждали о возможных негативных последствиях для России вступления в ВТО. Ваши возражения были услышаны?
– Я думаю, что возражения услышаны были, но реакции не было никакой. Нас затащили в ВТО.
– Спустя год можно ли говорить, что власти удается минимизировать последствия?
– Думаю, нет. Это видно по работе сельхозмашиностроения. В России продажи комбайнов упали на 30% по сравнению с прошлым годом. Это говорит о том, что удар по сельхозмашиностроению и по сельскому хозяйству был нанесен серьезный. Если крестьяне не хотят покупать сельхозтехнику, значит, они не хотят вкладываться в развитие, значит, они не верят в будущее. Это один из показателей.

Мы видим, что объемы производства сельхозпродукции снизились на 8% в этом году, а импорт вырос на 18%.

Да, много говорилось о том, что будут приняты меры поддержки после вступления в ВТО, на практике же мы видим потерю капитала, уменьшение количества рабочих мест, социальное напряжение растет. Правительство ничего позитивного не сделало в плане минимизации последствий. Да и что тут можно сделать. Условия вступления России прописаны так, что мы не можем поддерживать, защищать своих производителей, все преференции мы должны отдать иностранцам. Поэтому надо было выбирать: или развитие сельского хозяйства и экономики в целом, или вступление в ВТО. Россия выбрала последнее.

– В настоящее время Госдума рассматривает законопроект о реформе Российской академии наук. Как реформа РАН может отразиться на сельском хозяйстве?
– Я отношусь к этой реформе крайне негативно. В принципе, в нашей стране аграрная наука уже не востребована. Семена закупаем импортные, скот тоже из-за границы. Сорта свои не выводим, все больше ориентируемся на генномодифицированные продукты. Это оставляет нашу науку в стороне и ведет к полной зависимости нашей аграрной индустрии от поставок из-за рубежа. Поэтому на первых порах сельское хозяйство это никак не почувствует. Оно как деградировало, так и будет деградировать. Это приведет к тому, что сельское хозяйство будет отодвинуто во времени.

Мы предложили «дорожную карту» развития сельского хозяйства, которая предусматривает увеличение производства втрое. Без науки это сделать невозможно, поэтому впоследствии нам придется заниматься еще и восстановлением науки.

– Планируется проведение Московского экономического форума в 2014 году. Какие на него планы?
– Первый Форум прошел под лозунгом «против» рыночного фундаментализма, «за» разумную экономическую политику, «за» экономику для человека. У Форума в 2014 году будет лозунг «за» развитие производства. В настоящее время организован постоянный комитет МЭФа, куда вошли многие известные политические деятели, ученые, экономисты из Европы, США, естественно, из России. Мы намереваемся по-прежнему просвещать публику с точки зрения новой экономической идеологии. Мир нуждается в возращении социального облика нашего грешного капитализма. Мы будем предлагать пути, как это можно сделать уже в наше время на новом витке истории.

Сегодня мы все находимся в мировоззренческом тупике. И мир, и наша страна, и все мы не очень понимаем, какие есть механизмы для того, чтобы оживить экономику, придать ей характер устойчивого развития. В этой связи мы пытаемся подобрать различные проекты, новые теоретические образы экономики современного мира, задать новую философию экономической политики. Это те пункты, которые будут включены в план подготовки второго МЭФа.

Источник: gosrf.ru