Василий Мельниченко: «Кризис у нас никогда не кончался»

Василий МельниченкоСамый известный крестьянин в стране, журналист, председатель общественного движения «Федеральный сельсовет», правозащитник и фермер из Камышлова Василий Мельниченко рассказал порталу «Устав» о назначении Ткачева, импортозамещении и последнем поколении крестьян в России.

– В конце апреля Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев был назначен на должность Министра сельского хозяйства. Что вы думаете по поводу этого назначения?

– От перемены человека на этой должности ничего не меняется, хотя бы по той причине, что не может Министр сельского хозяйства менять политику, не он задает тон. Хотелось бы, конечно, чтобы Министром был человек, который хоть в какой-то бы мере отстаивал интересы сельского хозяйства. Но это не такая ситуация, во-первых, Ткачев был губернатором много лет, во-вторых, он причастен к огромному агрохолдингу, где его брат владелец – около 300 тысяч гектар земли. Явно какие-то деньги из министерства сельского хозяйства будут перетекать в эту структуру. А так как Ткачев бывший губернатор, то он отправлен на отдых президентом немного отдохнуть на сельском хозяйстве. Никаких положительных комментариев тут не может быть. Какая разница? Ткачев, Сидоров, Петров. Разницы никакой.

– Хорошо, поговорим об импортозамещении. Вы много высказывались, что оно ничего не даст крестьянам?

– По крайней мере, оно уже ничего не дало, кроме отрицательных моментов. Во-первых, нам стало очень дорого покупать средства защиты растений, семена, другую импортную продукцию, потому что ее цена выросла значительно. Во-вторых, чисто как потребители, мы, люди сельские, но в магазины ходим. Мы видим, что цена на продукты питания выросла, и мы стали тратить на это денег значительно больше, чем до введений санкций.

– Вы считаете, что сельскому хозяйству было бы лучше без санкций?

– Для сельского хозяйства было бы самым лучшим, если бы мы изменили аграрно-промышленную политику и методы управления территориями, особенно, сельскими муниципальными территориями. Нужно, чтобы государство прекратило уничтожать крестьянство в России. Вот это было бы лучше, а оттого то они назовут это импортозамещением, или поддержкой сельского хозяйства, ничего не изменится.

Тем не менее, малый и средний бизнес на селе уничтожаются государственными структурами. Вся положительная финансовая поддержка правительства, которая планировалась, рекламировалась, якобы для крестьян, на самом деле заключается в кредитовании крестьянства. А если я не получаю кредит, то я и не получаю субсидии. А я кредит не получил, и не получили рядом со мной порядка пятидесяти-шестидесяти процентов сельхотоварозпроизводителей. Мы все в три банка подали заявки, и банки нам кредиты на весенне-полевые работы не дали. Якобы денег нет, а как нет, когда нам сегодня по телевизору сказали, что есть.

– Владимир Путин недавно заявил, что самая сложная часть кризиса миновала, может и будут деньги?

– А нам-то чего до кризиса? Он у нас никогда не кончался. Он у нас все время был, есть и будет – мы живем в кризисе. Приезжайте к нам в деревню, в другие деревни – сплошной кризис. Жилье в очень плохом состоянии, техники хорошей нет, работы у людей нет, есть деревни, где стопроцентная безработица. Разве это не кризис?

– Конечно, кризис. В марте вы делали заявление и просили губернатора Куйвашева с вами встретиться. Он с вами встретился?

– Нет, но мы встречались с аппаратом губернатора, с министерством сельского хозяйства. Ничем не закончилось. А встреча с губернатором нам была нужна, потому что мы предвидели, что кредитовать нас банки не будут, потому что на самом деле кредиты нужны были нам еще в феврале. Сейчас уже трактора в поле, сеялки в поле, а мы ждем, когда нам дадут кредит в банках на семена и удобрения.

– То есть помощи от местных властей вы так и не получили?

– Я сомневаюсь, что сегодня или завтра кредиты нам будут выданы. Хотя 29 апреля я отправил Президенту РФ Владимиру Путину письмо от Федерального сельского совета после совещания тюменских, омских и свердловских фермеров. Это письмо о бойкоте российскими банками посевной. Это банковский саботаж! Они специально не выдают кредиты, чтобы мы плохо сеяли. Это нужно импортерам, которые завозят продукты питания на сорок пять миллиардов долларов, и зарабатывают на этом. Это сильное лобби, которое имеет серьезные связи, и они не заинтересованы, чтобы в России было производство продуктов питания. Делается все, чтобы российский крестьянин не производил продукты, а был нищим и несчастным.

– Как вообще можно оценить уровень сельского хозяйства в области?

– Я не думаю, что мы лучше или хуже других. Мы середнячки. Я сужу по уровню жизни и организации этой жизни. Буду честным, Свердловская область здесь не лучшая. Явный перевес в Татарстане, Башкортостане, Тюменской области, где больше внимания удается уделять развитию сельского хозяйства, хотя это тоже не фонтан. Есть области и хуже, например, Курганская, но мы от нее не далеко ушли. Если проехать по глубинкам, мы увидим абсолютное запустение, разрушенные сооружения, хилое жилье и несчастных людей, которые там проживают.

– Что требуется, чтоб как-то повлиять на ситуацию?

– Необходимо менять систему управлять сельскими территориями. У нас же ни губернатор, ни местные органы власти совершенно не отвечают за состояние территорий. Вообще такого понятия, как развитие территорий в нашем законодательстве нет. У нас есть прибыль от корпораций, агрохолдинги, которыми хвастается правительство и область. Да, они есть, но никакой роли в жизни деревень, сел и малых городов они не играют. Они себе прибыль зарабатывают. Так вот пусть бы они жили себе и боролись между собой за свою прибыль, а мы, население сел, деревень и малых городов, должны создавать другое общество и другую экономику. Такую экономику, которая бы работала на благо людей и это был бы наш интерес. Нам нужно хорошо жить, давать нормальное образование детям, нам нужно быть зажиточными и богатыми. Поэтому мы должны создавать не корпоративную экономику, а народную экономику. Это будет возможно только тогда, когда будет народная власть. То есть местную самоуправление будет играть ту роль, которую оно должно играть. Губернатору выгодно, чтобы было три-пять крупных корпораций и на этом закончить развитие, но это не сельское хозяйство.

– То есть крестьянство уничтожается?

– Мы должны осознать, что мое поколение – это последнее поколение крестьянства в России. Но власти об этом не заботятся совершенно. Во-первых, это не престижно, во-вторых, это преследуется властями.

Вообще это не только не престижно, это позорно быть колхозником. Это же вам не балет танцевать, где вам дадут Звезду Героя России за то, что вы мастер спорта по прыжкам в сторону, и где вы будете в Государственную думу избраны на вечный покой с зарплатами непомерным. Вся структура построена так, чтобы колхозник был унижен. Самая маленькая пенсия ведь у крестьян. Российское государство лелеет бездельников, которые не производят продукцию и страшно преследует любую попытку заниматься производственной деятельностью.

 

Источник: ystav.com, Анна Скурихина