Фермерские грядки сквозь призму санкций

fotoО запрете на ввоз импортного продовольствия из Европы и США сегодня говорят даже в троллейбусах. Тема уж больно актуальная, касается, без преувеличения, каждого. Любопытно, что заканчиваются разговоры, как правило, оптимистичным утверждением: «Нас фермеры прокормят!».

А в курсе ли наши крестьяне, что на них с огромной надеждой смотрит городской потребитель? Станет ли запрет на ввоз европейских овощей и фруктов стимулом для развития этих хозяйств? Планируют ли аграрии наращивать производство? Каков у них настрой?

Участники областной программы «Семейные фермы Белогорья» овощевод Г. А. Мышов и бахчевод А. В. Шляхов грамотные, успешные предприниматели, об их опыте эффективного ведения хозяйства мы рассказывали не раз. Мышов в агробизнесе почти десять лет, Шляхов – скоро как четверть века. Трудяги, профессионалы, к их мнению многие прислушиваются. Так вот по их мнению, введение эмбарго само по себе не принесет ничего положительного для российского фермерства. Оба считают: без поддержки государства насытить продовольственный рынок фермерской продукцией будет сложно.

 

Андрей Викторович Шляхов (Корочанский район):

– Я пока не вижу никакой помощи от государства, стимулов для того, чтобы фермеры, засучив рукава еще выше, кинулись предпринимать какие-то меры, чтобы заполнить полки магазинов своей продукцией. Одни разговоры...

Чтобы не зависеть от импорта, в стране ничего не делается. Банковская политика остается разорительной для крестьян. Выгодных кредитов сельскому хозяйству не предлагается. В Европе, например, ставка годовых по кредитам составляет всего один процент. А у нас от восьми и выше. Обременительна и налоговая политика. Российские крестьяне платят налог за землю, подоходный, отчисляют в пенсионный и дорожный фонды, на страховую медицину. А китайские, например, совершенно освобождены от подобных трат.

Очень непросто получить государственные субсидии на топливо, минеральные удобрения. Одни посулы. В этом году пообещали выдать субсидию по 500 рублей на один гектар. Недавно выяснилось: этих денег крестьяне не увидят, их решили направить в дорожный фонд. (Кстати, батька Лукашенко субсидирует 450 евро на гектар).

А плата за энергоносители? Тарифы для сельского хозяйства просто грабительские. За газ – 5 рублей 20 копеек, один киловатт электроэнергии – 4,70. Кажется, металлургические комбинаты и то платят меньше.

Я был в Голландии. Что интересно, там сельское хозяйство работает на основе плановой экономики. (В советское время она была и у нас). Там каждый фермер четко знает, сколько ему произвести молока, мяса, овощей, фруктов, чтобы не было перепроизводства или, наоборот, дефицита. Мы же шатаемся из стороны в сторону – выращиваем все, что хочешь, и в объемах, которые сами себе установили. Поэтому приходится закупать на стороне то, что сами можем вырастить. Сегодня, поменяв одних импортеров на других, опять будем поддерживать зарубежного производителя больше, чем своего – отечественного.

 

Геннадий Анатольевич Мышов (Ивнянский район):

– Своими овощами мы могли бы не то что российского потребителя накормить, но вышли бы и на экспорт. При одном условии – организации цивилизованного сбыта продукции.

Парадокс, но для меня хороший урожай – беда. Я не знаю, куда реализовать овощи. У моих коллег-овощеводов проблема такая же. На полях запахивается 30–40 процентов выращенного… Перекупщики издеваются, по-другому и не скажешь – устанавливают смехотворную цену за отменную продукцию.

В этом году пришлось сократить производство на 60 процентов. Сто гектаров земли не стал засевать. На оставшихся 40 растут в основном редька и репа. Капусту, морковь, свеклу продаю азербайджанцам-перекупщикам, они «сбрасывают» их на мелкие рынки.

К сожалению, санкции ничего не изменят для российского фермерства. Уже очередь выстроилась из государств, желающих делать поставки на наш продовольственный рынок. Нам туда никогда не втиснуться. Почему? Торговые сети как не работали с нами раньше, так и сегодня не станут. Им нужно продовольствие, которое будет долго лежать на прилавках, хорошо храниться и не гнить, сохраняя свой товарный вид. Контакты наладят с теми, кто нещадно обрабатывает урожай химией. Натуральная, экологически чистая, здоровая продукция сетям не нужна, для них она «скоропорт».

Напрямую никто не откажет, но взять не возьмут. Это я уже не раз проходил. Даже если решат заключить договор поставки в торговые сети, то потребуют так называемые ретробонусы. Как они говорят, за вхождение на полки магазинов. А это сумасшедшие цифры, суммы могут доходить до миллиона рублей. Это система, которую не переломить за короткое время. Сложившуюся ситуацию могут изменить сельскохозяйственные кооперативы, которые будут регулировать производство продукции, контролировать качество и объемы производства. Лишнего уже никто не станет выращивать, чтобы не запахивать. Кооперативы должны представлять интересы фермеров, «проталкивать» товар на рынок. И главное – кооперативам было бы гораздо проще заходить в торговые сети. По одиночке нам туда не сунуться.

 

P. S. Ограничение ввоза в Россию продовольствия из-за рубежа должно помочь развитию отечественного АПК, говорится с самых высоких трибун. Над соответствующими стимулирующими решениями работают президент РФ, правительство страны, парламентарии… Эффект от этого будет, только, понятное дело, не за один день. В том числе и для фермеров. Главное, чтобы занимаемый ими сектор сельскохозяйственного производства тоже не остался без должного внимания в процессе укрепления продовольственной безопасности и независимости нашего государства. Вот о чем в первую очередь беспокоятся мои собеседники.

 

Записала Анна Золотарева
Источник: «Белгородская правда»