Аркадий Злочевский: «Субсидий недостаточно, но хорошо, что они есть»

Аркадий ЗлочевскийСубсидий, выделенных правительством на растениеводство, недостаточно – они не позволят привлечь даже половину ресурсов, необходимых на посевную. Об этом корреспонденту «БИЗНЕС Online» заявил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Также он рассказал, почему цена на пшеницу несправедлива, а экспортные пошлины неэффективны.

 

«Средняя ставка не укладывается ни в какую экономику»

Президент российского зернового союза Аркадий Злочевский считает, что субсидий, выделенных на растениеводство, недостаточно для грядущей посевной. «Но хорошо, что хотя бы это есть. Конечно, это помощь и подспорье, если сделают доступными кредитные ресурсы», – заявил он после пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

Согласно распоряжению российского правительства, для поддержки сельского хозяйства выделено 35,73 млрд рублей, из которых 18,8 млрд рублей пойдут на софинансирование кредитов, выданных для растениеводства. По словам Злочевского, предполагается, что данная сумма позволит привлечь на посевную ресурсы в размере 150 млрд рублей, однако сельхозпроизводителям нужно гораздо больше. Если Минсельхоз оценивало нынешнюю посевную в 300 млрд рублей, то в зерновом союзе с такими оценками не согласны и надеялись на большее – как минимум на 370 млрд рублей. Злочевский пояснил, что ожидания были связаны с удорожанием «того, что надо положить в землю»: выросли цены на удобрения, импортные семена, средства защиты растений, комплектующие по технике. «Стоимость сева в этом сезоне окажется гораздо дороже, чем было. На это надо иметь, естественно, деньги. А денег этих, мягко говоря, не хватает», – огорчен президент союза.

Тем более кредитные ресурсы дорожают. По словам Злочевского, средняя ставка сейчас составляет 25–30% годовых. «Это абсолютно неприемлемо. Под эти деньги может брать только тот, кто не планирует ничего возвращать. Это просто не укладывается ни в какую экономику. Такую ставку невозможно в принципе в нашем производстве окупить», – уверен он. При этом есть проблема доступности этих кредитных ресурсов даже по таким немыслимо высоким ставкам. «Банкиры понимают, что окупить такую ставку невозможно. Даже по этой ставке не дают. Просят показать бизнес-план, по которому окупят ставку, а его и показать не могут. Это приводит к абсолютной недоступности финансовых ресурсов для сельхозпроизводителей. Приходится обходиться собственными средствами. Насколько хватит средств, настолько и будем сеять», – отметил Злочевский.

Тем более он сомневается, что выделяемые правительством субсидии смогут изменить ситуацию. «Не факт, что мы придем с субсидией в банк, а нам дадут деньги. Скажут: „У вас баланс плохой, и это, и то не соответствует нормативу“. Поэтому субсидия есть, а деньги взять невозможно. Но слава богу, хоть это какое-то спасение и как-то продвигает ситуацию. Надо сказать спасибо, но этого недостаточно», – настаивал Злочевский, отвечая нашему корреспонденту.

 

«На что сеять?»

Впрочем, Злочевский удовлетворен тем, как прошел сев озимых, но прогнозы по урожаю делать отказался. «Давайте сначала сев проведем, а потом будем давать прогнозы по урожаю», – сказал он. Тем более результативность озимых посевов будет ясна после того, как сойдет сев. И даже если придется списать 3,6 га посевов, как подсчитал минсельхоз, то эти площади всегда можно засеять яровыми. «Но главный вопрос: на что сеять? Это самый больной и главный вопрос: на какие деньги?» – риторически вопрошал Злочевский.

Волнения президента отраслевого союза небеспочвенны. По его убеждению, действия властей делают зерновой рынок нерентабельным. «Рынок уже осознал, что не дадут заработать денег в нынешних критических экономических условиях. Почему-то мальчиком для битья оказалось зерно», – огорчен он. В частности, Злочевский недоволен закупочными ценами на зерно, которые, по его словам, на текущий момент в средней полосе составляют на пшеницу 3 класса около 11 тыс. рублей, а цена в интервенционный фонд – 10,5 тыс. рублей. «Реально крестьяне ожидали, что будет рост до 13–15 тысяч рублей. Крестьяне ждали и не дождались. Теперь уже понято, что и не дождутся, – заявил он корреспонденту „БИЗНЕС Online“. – А это и была бы справедливая цена, потому что она бы обеспечивалась экспортными продажами, нашей конкурентоспособностью на внешних рынках. По идее, все должно было автоматически урегулироваться без всякого вмешательства со стороны правительства. Тогда бы сохранились все стимулы и расширенное воспроизводство».

 

«Зерно спрячут по амбарам»

По нынешним ценам хватит только-только, чтобы воспроизвести уже достигнутый по урожаю результат, но никак не нарастить объемы. Злочевский рассказал, что в прошлом сезоне себестоимость составляла 5 тыс. рублей за тонну пшеницы. «При этом хорошо известно, что для того чтобы поддержать простое воспроизводство, то есть в тех же объемах произвести, на зерновом рынке требуется рентабельность 40 процентов, – пояснил он. – Это минимальная рентабельность для простого воспроизводства. Эта рентабельность была рассчитана из привлечения кредитных ресурсов по ставке 15 процентов и исходя из темпов инфляции, не превышающих 8 процентов. С пересчетом на нынешние ставки и со всеми прочими „пирогами“ это уже никак не вписывается в 40 процентов». Злочевский подсчитал, что теперь, чтобы просто «отсеяться» весной, рентабельность должна составлять 55 % с учетом нынешних ставок и инфляции. Плюс к этой рентабельности он предлагает добавлять стоимость затрат на сев. «А стоимость затрат на сев выросла минимум на 40 процентов по отношению к прошлому году. Это стоимость тех ресурсов, которые необходимо положить в землю: удобрения, средства защиты, семена, техника», – добавил он. В итоге Злочевский пришел к выводу, что минимум для рентабельности нужна цена 10,5 тыс. рублей. «То есть те 11 тысяч, которые сформировались сейчас по рынку, – это ноздря в ноздрю, только поддержать нынешние объемы производства, развиваться на них невозможно вообще», – констатировал президент зернового союза.

Злочевский добавил, что в таком случае эта цена должна быть на протяжении всего сезона. Однако в настоящее время наблюдается тенденция к снижению. Это значит, что не хватит ни финансовых ресурсов, ни стимулов, чтобы поддержать простое воспроизводство. «Мы создали условия не к наращиванию объемов производства, а к сокращению. Это самое прискорбное в этом регулировании», – сожалеет он.

Поэтому аграриям в нынешних непростых условиях придется попросту придержать зерно в амбарах, чтобы дождаться лучших условий для продажи. «Крестьяне следуют своей экономической логике. Как в 2010 году, когда вводилось эмбарго, они сложили зерно по амбарам и вообще отказались продавать его на рынке. Ровно это сейчас и происходит. Многие держат по амбарам и будут реализовывать, когда дождутся ожидаемых цен, то есть лучших времен. В 2010 году сложили, это привело к тому, что в 2011 у нас рекордный экспорт – 27,4 миллиона тонн, из которых минимум 7 миллионов тонн перешло с остатка 2010 года, недовывезенное, – напомнил Злочевский. – Ровно этого сейчас и добьемся. Подождут до следующего сезона, а там уже на внутренний или на внешний рынок – без разницы, лишь бы по хорошим ценам».

Ухудшит ситуацию также снижение технологичности, которое беспокоит российский зерновой союз. Злочевский подчеркнул, что это продолжается уже с 2009 года, когда все эти годы урожай прирастал не за счет каких-то «технологических прорывов, а за счет увеличения посевных площадей. В итоге теперь сельхозпроизводители начинают зависеть от погодных условий. «Надо будет молиться на погоду, чтобы все было нормально», – добавил он.

 

«Бороться надо с бедностью в карманах»

Кроме того, Злочевский крайне негативно оценил введение с 1 февраля экспортных пошлин на пшеницу. Такая мера была призвана стабилизировать ситуацию на внутрироссийском рынке зерна, где цены в последние месяцы значительно выросли. «Цель, которую ставило правительство, достигнута. Но для меня не очень понятна сама цель. Целью введения пошлин было ограничение цен на зерно. Почему надо ограничить рост цен на зерно, мне так никто и не объяснил. Я понимаю задачу ограничить рост цен на продовольственные товары. Ровно такое поручение президент и давал. Но можно ли их ограничить через рост цен на зерно? С моей точки зрения, нет. Мы никак не остановили рост цен на товары», – отметил Злочевский. Он убежден, что надо регулировать цены на прилавках, а никак не на зерно. «Бороться надо на самом деле с бедностью в карманах, а не с ценами. Гораздо эффективнее было бы целенаправленно помогать малоимущим, никак не затрагивая богатые карманы. А удавливая цены, мы помогаем богатым карманам, они потребляют больше, чем бедные карманы автоматом», – уверен президент союза.

 

«2,9 миллиарда, конечно, мало»

Среди субсидий, распределенных регионам, Татарстану из бюджетного котла досталось почти 3 млрд рублей. В частности, региону выделяется 444 млн рублей на возмещение части процентной ставки по долгосрочным, среднесрочным и краткосрочным кредитам, взятым малыми формами хозяйствования. На субсидии по краткосрочным кредитам на развитие растениеводства РТ получит 1,9 млрд рублей, животноводства – 543 миллиона. Тем не менее еще в начале январе министр сельского хозяйства РТ Марат Ахметов говорил о том, что затраты на посевную в этом году повысятся на 5 млрд рублей и составят 17 миллиардов. Удорожание министр связал с ростом цен на удобрения, семена, средства защиты и технику. Корреспонденты «БИЗНЕС Online» попросили экспертов Татарстана оценить эффективность механизма субсидирования, предложенного правительством.

 

Мнение

Камияр Байтемиров – председатель ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов РТ:

– Если вы помните, наш министр сельского хозяйства и продовольствия Марат Ахметов уже сказал, что для проведения весенне-полевых работ необходимо 15 миллиардов рублей. В том числе и заемных средств, и бюджетной поддержки. Так что на все это 2,9 миллиарда рублей, конечно, мало. Я пока не знаю, на что эти деньги будут направлены. Если это пойдет на прямую поддержку сельхозтоваропроизводителей, то эта сумма заслуживает внимания. А если эти деньги будут направлены на субсидии по кредитам, то они практически не сыграют никакой роли. Особенно в том случае, если эти субсидии будут задерживаться при оплате кредитов, которые необходимы сегодня фермерским хозяйствам и другим сельхозтоваропроизводителям.

Смогут ли эти субсидии приостановить рост цен на урожай? Не думаю. Потому что есть объективные факторы, которые показывают, что мы слишком много когда-то потеряли в развитии сельского хозяйства. И сейчас государство просто не может вложить столько средств, чтобы их хватило на все.

Мы, конечно, проведем посевную, вопросов здесь нет. Я думаю, к выделенным из федерального центра средствам и республика в стороне не останется, тоже что-то добавит. Мы проведем посевную, но если меньше вложим минеральных удобрений, если будет меньше средств защиты растений, то урожай будет меньше. Полтора месяца, которые у нас есть, позволяют надеяться, что будут предприняты меры для того, чтобы при меньших возможностях получить больший урожай.

 

Алмаз Фасхутдинов – заместитель директора по экономике ПСХК «Ембулатово» (Буинский район):

– Наше хозяйство в прошлом году получило субсидии на растениеводство: 107 рублей на 1 гектар пашни и на животноводство – на литр молока, это были сущие копейки. Механизм субсидирования именно на гектар пашни эффективен, и лучше нам не найти, но сумма должна быть больше, ее не хватает. Польза от субсидий в том количестве, в котором она выдается, не особо ощутима.

Есть хозяйства, которые не берут кредиты, мы, например, кредиты не берем уже около 15 лет. Если эффективно работаешь – в кредитах не нуждаешься. Бюджет выделяет субсидии, из которых львиная доля идет на погашение кредитов – деньги переложили из одного кармана в другой, а сельхозпроизводители этих денег не видят.

Следующий вопрос – цены. Цена на удобрения по сравнению с прошлым годом уже выросла на 40–50 процентов, на горюче-смазочные материалы – на 20–30%. Себестоимость зерна у нас с каждым годом растет, а для сельхозпроизводителей цена на зерно как была в прошлом году в этот период 10–11 рублей, так и осталась. Цена в магазинах растет, а производители пользы от нее не видят. В прошлом году нам обещали 5 рублей на каждый литр молока, мы получили в среднем 2 рубля. Мы граничим с Ульяновской областью – они получили 4 рубля на литр из тех же самых федеральных субсидий. На мясо цена выросла чуть-чуть, но, учитывая себестоимость, полученная прибыль сходит к нулю.

 

Елена Колебакина, Сабина Вахитова, Александр Гавриленко
Источник: business-gazeta.ru (Республика Татарстан)