Семеноводство замахнулось на ГМО-барьер

ГМОСельхозпроизводители юга России налаживают собственные производства в семеноводческой отрасли. Это позволит им и обеспечить качественными семенами самих себя, и повысить конкурентоспособность южного АПК на экспортном рынке.

Одним из наиболее прецедентных прошлогодних решений российского правительства стало постановление № 839 от 23 сентября 2013 года, разрешившее производство на территории страны генетически модифицированного продовольственного сырья и пищевых продуктов. До сих пор в России было разрешено выращивание только кормовых ГМ-сортов зерновых, отдельные виды пищевой ГМ-продукции импортировались.

Большая часть положений упомянутого постановления должна была вступить в силу 1 июля, но после недолгой общественной дискуссии о возможных последствиях этого разрешения правительство успело передумать. В начале марта курирующий АПК вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что постановление, легализующее ГМ-посевы, будет скорректировано, так как «правительство выступает против производства ГМ-продукции на территории России». По словам Дворковича, главного противника ГМО в российском руководстве, выращивание сельскохозяйственной продукции с применением ГМО для продовольственных целей для правительства сейчас является «безусловным табу», а продукты с ГМО, которые все же появляются на российском рынке, необходимо поставить под жесткий контроль.

И вот, спустя месяц, запрет на ГМО подтвердила более высокая инстанция: премьер-министр Дмитрий Медведев распорядился провести мониторинг рынка для выявления генно-модифицированных продуктов и проверки семенного материала. Он отметил, что «Россия обладает избыточными сельскохозяйственными площадями для удовлетворения собственных потребностей в продовольствии, произведенном без генных модификаций», и подтвердил, что запрет на выращивание ГМ-растений – дело времени.

В то же время сторонники ГМО утверждают, что судить о вреде продуктов питания, изготовленных из генно-модифицированных овощей, фруктов, злаков и т. п., еще рано: долговременный эффект пока не изучен – времени прошло недостаточно. Партия ученых, которые выступают за ГМО, столь же многочисленна, как и партия тех, кто выступают против. Кроме того, на стороне ГМО – ряд владельцев крупных животноводческих холдингов, которые подчеркивают, что использование ГМ-семян – это возможность в несколько раз увеличить урожайность зерновых, тем самым удешевив кормовую базу для производства мяса. Животноводы и птицеводы при этом указывают, что позиция правительства в отношении ГМО содержит двойные стандарты: у себя выращивать нельзя, но импортировать мясо, выращенное при помощи ГМ-кормов, не запрещается.

Дискуссия вокруг ГМО высветила одно из слабых звеньев АПК юга России – семеноводство, поскольку именно в этом сегменте и работают основные лоббисты генно-модифицированной продукции. И запрет на использование ГМ-семян не отменяет необходимости повышать урожайность в южном растениеводстве, а для этого следует, как минимум, возрождать опыт традиционной селекции. Первые примеры этого на юге России уже есть, причем компании, занявшиеся этой забытой на долгие годы сферой сельского хозяйства, готовы предложить свои услуги не только для внутреннего рынка. Свобода семян от ГМО может стать главным преимуществом при реализации экспортных амбиций отечественных производителей сельхозпродукции.

 

Разрешить нельзя запретить

Даже в тот короткий период, когда ГМ-продуктам в России предполагалось включить «зеленый свет», их противникам беспокоиться было, похоже, не о чем. По мнению генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, в реализации 839-го постановления правительства оставалось много неопределенности: «Те участники рынка, которые считали, что с лета 2014 года российские аграрии получат право выращивать ГМ-культуры, сильно ошибались. На деле каждый конкретный сорт со встроенным геном ожидала отдельная процедура испытаний и регистрации, которая могла растянуться на годы». Согласно постановлению, для регистрации ГМ-продукции требовалось множество документов в зависимости от цели ее использования, в том числе заключения о результатах молекулярно-генетического исследования, медико-биологической оценки безопасности, санитарно-эпидемиологической экспертизы, экологической экспертизы и биологической безопасности ГМ-продукции.

Как отмечает Дмитрий Рылько, носителями ГМ-технологий была и останется в обозримой перспективе узкая группа транснациональных семеноводческих компаний. Крупнейшие международные производители семян на потенциальное разрешение ГМО в России смотрят без особых иллюзий. Например, Александр Козачков, генеральный директор российского офиса компании DuPont Pioneer (ведущий производитель гибридных семян в США), говорит, что в любом случае рано говорить о снятии барьеров как таковых: «Конечно же, 839-е постановление – это серьезный шаг в развитии российского законодательства в сфере регулирования ГМО, но при этом никто не освобождает бизнес от ответственности за качество продукции, тем более когда речь идет о выращивании ГМ-культур на российских полях. Не думаю, что процесс проведения испытаний и регистрации ГМ-семян будет простым и быстрым». Г-н Козачков подчеркивает, что сегодняшний бизнес его компании в России связан исключительно с гибридами, которые не являются объектами генных модификаций.

Примерно в то же время, когда было объявлено разрешение ГМ-растений, швейцарская компания Syngenta AG, один из мировых лидеров индустрии семеноводства, объявила о планах строительства завода по производству семян в России. Был велик соблазн связать эти планы с пресловутым 839-м постановлением, но представители «Сингенты» заявляют, что компания ориентирована на выпуск в России семян традиционной селекции. «Компания „Сингента“ не планирует вносить изменения в проект строительства завода по обработке семян подсолнечника и кукурузы. Завод будет заниматься выпуском семян традиционной селекции, спрос на которые сложился за десятилетие нашего сотрудничества с российскими фермерами», – сообщил «Эксперту ЮГ» руководитель по коммуникациям компании «Сингента» в России Антон Пушкарев.

К тому же реализация российских планов «Сингенты» явно затягивается. Первоначально компания планировала построить свое предприятие в Тбилисском районе Краснодарского края, с властями региона было подписано соглашение о намерениях. Но в июне прошлого года кубанский губернатор Александр Ткачев заявил в Твиттере об отказе от этого проекта с довольно специфической формулировкой: «Встретился с активом Тбилисского р-на по ситуации со строительством химзавода компании „Сингента“. Так вот – строительства завода не будет!„ В конце прошлого года представители компании встретились с главой соседнего Ставропольского края Владимиром Владимировым и получили его поддержку, в данный момент рассматривается площадка для размещения производства.

 

ГМО – для бедных?

Международная служба по мониторингу за применением агробиотехнологий (ISAAA) подсчитала, что в мире ГМ-культурами засеяно порядка 1,6 млрд га земли, и более 90% производителей, которые делают это, – небольшие хозяйства из развивающихся стран. По площади посевов ГМ-культур на втором месте после США (70 млн га) находится Бразилия (более 60 млн га), на третьем – Аргентина (порядка 25 млн га). В мире ГМ-семена в среднем на 25–35% дороже обычных, но и урожайность их выше.

“Почему у нас зерновые отстают от Украины, где давно уже используются ГМ-семена? Откуда там показатели 110–160 центнеров кукурузы с гектара? – рассуждает глава одного из крупных южных агрохолдингов. – В Ростовской области люди 40 центнеров с трудом получают и еще рассказывают, что там якобы какая-то аномалия. А на самом деле все очень просто: без ГМО затраты совершенно другие, а это, в конечном итоге, инфраструктура. При урожайности 120–160 центнеров можно за свой счет подводить к полям воду, а при урожайности 40 центнеров вы ничего не сделаете». По мнению многих агропроизводителей, если полномасштабно запустить в России выращивание ГМ-зерновых, то можно кратно увеличить нынешний объем продукции мясных сегментов АПК.

С такой позицией, разумеется, согласны и транснациональные семеноводческие компании. Александр Козачков, например, полагает, что в случае разрешения на выращивание продукции из ГМ-семян спрос в России на них был бы – прежде всего на семена кукурузы и сои. «Учитывая высокий уровень государственной поддержки сельского хозяйства в последние годы, в особенности животноводства, развитие кормовой базы за счет внедрения ГМ-культур могло бы способствовать дальнейшему росту отрасли и позитивно сказаться на реализации планов по выходу на внешние рынки российской продукции с высокой добавленной стоимостью», – убежден г-н Козачков.

Однако не все сельхозпроизводители согласны, что повышение урожайности за счет ГМ-технологий – это безусловный плюс, ведь у российских аграриев есть еще такое немаловажное и пока толком не освоенное направление, как экспорт. А на ряде внешних рынков, прежде всего в Европе, использование ГМ-семян вовсе не сделает российскую продукцию более конкурентной. Поэтому экспортные перспективы крупных отечественных проектов в сфере сельского хозяйства связываются прежде всего с возможностью поставки «чистого» продукта. Один из таких проектов под брендом Irrico в прошлом году стартовал в Ставропольском крае и финансируется банком ВТБ и Корпорацией развития Северного Кавказа (общий объем инвестиций – 8 млрд рублей). Потенциально крупнейшая в России аграрная компания интенсивного растениеводства (с использованием искусственного орошения) с общей площадью угодий 60 тысяч га планирует выращивать такие культуры, как соя, кукуруза и картофель. Как отмечают аналитики, кукуруза и соя, не будучи генно-модифицированными, имеют наилучшие экспортные шансы, тем более что внутренний рынок по этим культурам на сегодняшний день достаточно насыщен.

 

Пионеры промышленного семеноводства

Однако планы аграриев по расширению производства упираются в вопрос адекватной семеноводческой базы. С отечественными семенами, по данным агрохолдинга «Кубань», на Юге предпочитают работать средние фермерские и подсобные хозяйства, а крупные хозяйства вынуждены либо закупать импортный продукт традиционной селекции, либо заниматься семеноводством самостоятельно, поскольку практика промышленного семеноводства в стране фактически утрачена.

Собственное развитие семеноводства – это фактор, который в обозримом будущем определит, получат ли в России широкое распространение те или иные виды семян зерновых и клубневых культур. Сельхозпроизводители признают, что существует серьезный дефицит качественных семян, и если хозяйства, решающие эту проблему самостоятельно, смогут выйти на рынок, то необходимости в массовом распространении ГМ-семян попросту не будет. Другое дело, что и к семенам традиционной селекции будут предъявляться высокие требования – по урожайности, по засухо‑ и морозоустойчивости и т. д.

Одним из первых в России возрождать промышленное семеноводство начал агрохолдинг «Кубань», где уже создана собственная семеноводческая база, в рамках которой ведутся селекция гибридов кукурузы и подработка семян сои, кукурузы и подсолнечника для последующего выращивания в объеме более 17 тысяч тонн в год. «Мы первыми в стране организовали семеноводство по замкнутому технологическому циклу, от селекции до продажи, – поясняет директор входящего в агрохолдинг НПО „Семеноводство Кубани“ Николай Артющенко. – За шесть лет работы компания создала новое поколение высокоурожайных гибридов „Ладожский“, 16 из них внесены в государственный реестр сортов и гибридов кукурузы, еще пять гибридов проходят государственные сортовые испытания». По словам г-на Артющенко, по урожайности «Ладожские» не уступают или даже превосходят гибриды, созданные мировыми лидерами в области селекции.

«Мы планируем и дальше развивать направление традиционной селекции семян. У нас хорошо разработанная клиентская база, а в России не так много компаний, занимающихся селекцией», – говорит генеральный директор агрохолдинга Антон Уланов. В данный момент ставится задача до 98% произведенного объема семян продавать потребителям в Краснодарском крае, Центральном регионе, Поволжье и даже на Дальнем Востоке. Антон Уланов убежден, что потенциал у отечественных производителей семян есть: «По цене наши семена ниже иностранных аналогов, а по урожайности наши результаты как минимум не хуже, а при возделывании в центральных регионах – даже лучше. А конкуренция нас не только подстегнет к развитию этого направления, но и даст дополнительные преимущества».

 

Картофель спускается с гор

Еще один семеноводческий проект на Юге нацелен на немассовый сегмент и реализуется в Северной Осетии лабораторией клонального микроразмножения холдинга «ФАТ Агро», которая занимается селекцией и выращиванием безвирусных семян картофеля. В советское время республика была одним из крупнейших поставщиков семян клубневых культур, но сегодня качественные семена брать негде – на рынке появляется все больше ГМ-сортов, а за семенной материал нередко выдается товарный картофель.

Руководитель холдинга Вячеслав Битаров говорит, что в его лаборатории уже клонировано более 50 тысяч микрорастений, которые прошли адаптацию в специальных лабораторных условиях и были высажены в теплицах, в результате чего получен первый урожай мини-клубней. В этом году из высаженных мини-клубней в чистых фитосанитарных условиях на высоте 2,5 тысячи метров над уровнем моря планируется получить первое полевое поколение картофеля, что позволяет вырастить здоровый семенной материал, не зараженный вирусной инфекцией.

Производственный потенциал лаборатории «ФАТ Агро» превышает 500 тысяч единиц продукции в год – микрорастений и микроклубней, способных обеспечить производство свыше 3 млн мини-клубней. Такого количества достаточно для высадки и выращивания первого полевого поколения на площади около 50 гектаров. Пока это немного и способно лишь покрыть нужды агрохолдинга, но при соответствующей поддержке технологию можно развивать и в других регионах.

Руководство Северной Осетии уже издало постановление о создании особого района для производства семян сельскохозяйственных растений, имеющих высокие сортовые качества, вокруг которого будет ограничено возделывание сельскохозяйственных культур семейства пасленовых на расстоянии не менее 2 км от его внешних границ. Это позволит избежать перекрестного опыления с очищенными от вируса культурами. По словам Вячеслава Битарова, реализация проекта создания Северо-Кавказского центра по производству семенного картофеля уже в ближайшем будущем позволит обеспечить семенным материалом собственное производство его предприятия и партнеров из ближайших регионов. А если найдутся необходимые рекреационные площади, то будет можно хотя бы частично решить проблему обеспечения высококачественным семенным материалом и других регионов России.

 

Источник: «Эксперт»

ЗАО «Эксперт», 2014.