Русмолко планирует стать крупнейшим производителем молока в России

КоровыУдастся ли осуществить столь амбициозный проект на стагнирующем рынке?

Наум Бабаев любит коров и может говорить о них часами. Оно и понятно: именно буренки помогли ему из наемного менеджера превратиться в хозяина собственного бизнеса. Планы у предпринимателя наполеоновские: он обещает, что к 2018 году созданная им компания «Русмолко» станет лидером рынка сырого молока и будет владеть крупнейшим в России стадом в 50 тыс. голов. В реализации задумки должны помочь иностранные партнеры: в 2012-м г-н Бабаев продал сингапурской Olam International 75% бизнеса в обмен на 100 млн долларов в уставный капитал и дальнейшие инвестиции. Вот только стоит ли вкладываться в отрасль, так толком и не вышедшую из кризиса после 2008 года?

 

Без парашюта

Студент Финансовой академии при правительстве РФ Наум Бабаев, прибывший на заре 1990-х в Москву из Кисловодска, и подумать не мог, что его жизнь окажется связана с сельским хозяйством. Однако судьба распорядилась по-своему. Двоюродный брат Наума Игорь, владелец ОАО «Черкизовский мясоперерабатывающий завод», сначала принял родственника на работу в бухгалтерию, а в 1999 году и вовсе отправил в поля – поднимать АПК «Михайловский», куда входила Петелинская птицефабрика. В 2004-м Бабаев-младший был назначен директором по стратегическому развитию группы «Черкизово», но спустя три года оставил пост, чтобы заняться собственным бизнесом.

«Золотого парашюта» у меня не было, а первоначальный капитал я заработал на перепродаже земли, – рассказывает г-н Бабаев. – Крупные хозяйства с угодьями тогда найти было сложно, поэтому мы покупали у пайщиков участки, которые требовалось отмежевать, разделить и оформить. На это ушел год. Ездили с юристами и нотариусами, присваивали кадастровые номера». По словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, г-н Бабаев попал в разгар скупки земельных паев. «Интерес инвесторов был подогрет мировым продовольственным кризисом, но затем процесс резко затормозился в связи с рецессией 2008-го», – объясняет эксперт.

Вырученные средства – несколько миллионов рублей – бизнесмен вложил в производство. В 2007 году основал компанию «Русмолко», первым активом которой стал молочно-товарный комплекс «Мегаферма» в селе Татарский Канадей в Пензенской области. «Идею инвестировать в этом регионе мне подсказал губернатор Василий Бочкарев», – замечает он. Область компенсирует треть процентной ставки по кредитам и помогает в создании инфраструктуры: выделяет лимиты на газ и электричество, строит дороги к новым комплексам. Впрочем, это лишь выглядело привлекательно: та же «Мегаферма» в 2007-м де-факто представляла собой фундамент с громким названием, под которое предыдущий собственник, корпорация «Евросервис», набрал 180 млн рублей кредитов в Россельхозбанке.

«К коровнику даже подъездных дорог не было», – вспоминает Наум Бабаев. «Русмолко» договорилась о реструктуризации предыдущих займов, взяла новые кредиты, увеличила поголовье с 800 до 1200 коров. Первую очередь комплекса ввели в эксплуатацию весной 2009-го, тогда же на ферму завезли 600 коров голштино-фризской породы – каждая обошлась в 3,5 тыс. евро. Сегодня комплекс производит 10 тыс. тонн молока в год, имеет статус племенного хозяйства и ежегодно получает 2 млн рублей субсидий из областного бюджета. Помимо «Мегафермы» у «Русмолко» еще семь предприятий в Пензенской области, общие надои за 2012-й составили, согласно оценкам аналитиков ИКАР, 51-52 тыс. тонн. Совокупная сумма инвестиций в молочное животноводство, по словам предпринимателя, приближается к 250 млн долларов. Треть – собственные средства, остальное – кредиты.

 

Российско-сингапурский тандем

В минувшем январе «Русмолко» подписала соглашение с одним из крупнейших игроков мирового сельхозрынка – сингапурской компанией Olam International. По условиям сделки в обмен на 75% «Русмолко» она вложила 100 млн долларов в уставный капитал. Наум Бабаев познакомился с представителями Olam на выставке в Москве, а сама сделка готовилась около года. «Сингапурцев интересуют рынки с низкой концентрацией бизнеса, где нет крупных молочных холдингов. Плюсы России – хорошая кормовая база и неограниченные водные ресурсы», – подчеркивает президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев.

Сейчас в «Русмолко» работает группа зарубежных консультантов, которые взяли на себя оперативное управление холдингом. «Первый этап нашего инвестиционного плана – увеличение площади обрабатываемых земель с 52 тыс. до 106 тыс. га и повышение поголовья скота до 20 тыс. голов», – говорит глава регионального представительства Olam в России Павел Редзич. В случае успеха, продолжает он, партнеры перейдут ко второму этапу – увеличению дойного поголовья до 50 тыс. голов, валового надоя – до 500 тыс. тонн в год и площади обрабатываемых земель – до 130 тыс. га.

Изначально «Русмолко» и Olam International хотели ежегодно закладывать по два универсальных комплекса, способных вырабатывать 120 тонн молока в сутки, но затем изменили стратегию, взяв за основу американский образец. «Для оптимизации затрат построим репродукционный центр, так называемую телячью деревню. Коровы будут жить там два месяца до отела, а потом возвращаться на фермы, телочки пойдут на доращивание, а бычки – на продажу или на мясо», – рассказывает Наум Бабаев. И поясняет, что в США даже небольшие стада сегодня сотрудничают с коммерческими компаниями, предоставляющими центральные родильные отделения: это повышает эффективность дойного стада. Оценить стоимость проекта предприниматель затруднился, сославшись на то, что тот находится в стадии разработки.

Если российско-сингапурскому тандему удастся реализовать планы, к 2018 году «Русмолко» может стать самым крупным производителем сырого молока в России, оттеснив на второе место татарстанскую компанию «Красный Восток», в активе которой, по ее собственным данным, около 35 тыс. голов (правда, специалисты ИКАР заявляют, что речь идет не более чем о 28 тыс., аналогичная информация содержалась на сайте холдинга на момент подготовки материала). Однако коллеги г-на Бабаева по молочному производству предупреждают, что в России ни большие инвестиции, ни правильно построенный бизнес не могут гарантировать успеха. По словам старшего эксперта ИКАР Виктории Берлай, средний срок окупаемости вложений в отрасли – от 15 лет. Для сравнения, в свиноводстве и птицеводстве они окупаются в 3 раза быстрее. «Если государство немедленно не окажет этому направлению дополнительную поддержку, мы можем ставить крест на развитии данного бизнеса», – убежден гендиректор холдинга «Агропромкомплектация» Сергей Новиков.

Наум Бабаев знает о трудностях. «Нет четких правил игры: каждый год выходит новое постановление правительства о возмещении процентных ставок по кредитам, а бизнес-план рассчитан минимум на восемь лет», – сетует он. По его мнению, для того чтобы повысить инвестиционную привлекательность молочной отрасли и выдержать конкуренцию с сельхозпроизводителями ЕС, нужна дотация не менее 3 рублей на 1 литр сырого молока. Кроме того, ситуацию осложняет запрет Россельхознадзора на ввоз племенного скота из Европы: импорт из США и Австралии создает множество технических проблем и не столь выгодный.

 

Подстраховаться не грех

Возможно, поэтому г-н Бабаев не складывает все яйца в одну корзину. Активы, которые не вошли в сделку с Olam (производство мяса индейки, молочный комбинат «Пензенский» («Молком»), проект по производству говядины в Тюменской области), бизнесмен соединил в холдинг «Дамате», совладельцем которого стал предприниматель Рашид Хайров. Структура собственности не разглашается, а обязанности, по информации журнала «РБК», распределены так: г-н Бабаев занимается стартапами, а его партнер управляет готовыми проектами. «Русмолко» приобрела «Молком» в прошлом году, чтобы перерабатывать часть своего молока, в реконструкцию вложили 600 млн рублей, годовой оборот завода – порядка 2 млрд. «Смысла идти на рынок, который уже поделен, нет», – считает Наум Бабаев. Он решил ограничиться одним перерабатывающим комбинатом, которому «Русмолко» продает пятую часть сырого молока, остальное уходит компании Danone. Этого явно недостаточно, чтобы загрузить мощности недавно реконструированного завода, поэтому «Молком» скупает сырье у местных производителей. «Перерабатывая примерно 200 тонн молока в сутки, «Молком» «закрывает» почти половину пензенского рынка, – отмечает председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко. – Еще 30% приходится на гигантов вроде Danone или «Юнимилк». А вот своей розницы у «Дамате» нет: г-н Бабаев предпочитает реализовывать продукцию через существующие торговые сети.

Таким же образом он намерен продавать мясо индейки, которое появилось в магазинах под брендом «Индилайт». Его производство стартовало несколько месяцев назад на комплексе в Пензенской области. В этом году выработка составит 15 тыс. тонн индюшачьего мяса, а через два года, как ожидается, вырастет в 4 раза. Общая стоимость укрупненного проекта – 12,2 млрд рублей, но с инвестициями все в порядке: у «Дамате» действует кредитный лимит в Россельхозбанке на 11 млрд рублей. «Существуют две проблемы. Во-первых, на рынке нет специалистов, которые могут с нуля построить столько успешных индейководческих производств. Во-вторых, не хватает качественного инкубационного яйца: в мире всего несколько компаний, способных обеспечить их промышленное производство», – констатирует Вадим Ванеев, гендиректор компании «Евродон» (производит мясо индейки под брендом «Индолина»). Согласно его прогнозу, через год-два конкуренция станет более ощутимой: в частности, сам «Евродон» намерен выйти на производственные объемы в 125–130 тыс. тонн ежегодно. А вот Альберт Давлеев уверен, что российский рынок способен «переварить» такое количество мяса индейки. «Потенциальный объем рынка сегодня – 160–180 тыс. тонн, а к 2020-му я предполагаю его увеличение до 300–350 тыс.», – уточняет он.

Как бы то ни было, перспективы у большинства проектов Наума Бабаева просматриваются, признают эксперты и участники рынка. «В отличие от коллег, которые строят краткосрочные планы, основываясь на своих текущих возможностях, Наум Бабаев – стратег, видящий перспективу на 5–15 лет, – рассуждает г-н Давлеев. – Его преимущество – прозрачный бизнес, который привлекает иностранных инвесторов». Содействие со стороны последних – немалый бонус в условиях интеграции в ВТО и неопределенности в вопросах государственной поддержки. «Рано или поздно говядина и молоко будут дорожать, и те, кто займет ключевые позиции на этом рынке сейчас, окажутся в выигрыше», – резюмирует Альберт Давлеев.

 

Ольга Редичкина
Источник: «РБК-Daily»