Артем Белов о молочном распутье России

Артем БеловМолочная промышленность имеет для России стратегическое значение. От того, в каком положении она находится, во многом зависит и экономика страны, и здоровье нации. Сейчас, накануне III Международного агропромышленного молочного форума, который состоится в Московской области 17–18 ноября 2016 г., к этой отрасли повышенный интерес. Свое мнение о текущей ситуации в ней высказал Артем Белов, исполнительный директор Национального союза производителей молока (Союзмолоко).

– Артем, расскажите, как изменилась, по оценкам экспертов Союзмолоко, ситуация на рынке молочной продукции по сравнению с 2014 годом, когда Правительство Московской области инициировало проведение первого «Молочного форума», чтобы укрепить сотрудничество чиновников, инвесторов, производителей и переработчиков молочной продукции.

– С 2014 года ситуация на рынке поменялась существенно. Введение санкций и последующий ряд экономических изменений привели к ослаблению рубля и резкому увеличению себестоимости производства сырого молока, а также готовой продукции. Многие потребители это почувствовали, особенно в позапрошлом и прошлом годах, когда по некоторым позициям стоимость молока на полке возросла на 15–20%. Кроме того, введенные 2 года назад специальные экономические меры освободили для российских производителей до 20% рынка – объем, который раньше приходился на импортные поставки. И российские производители достаточно успешно этот рынок осваивали. В частности, прирост производства сыра и сырных продуктов, где раньше доминировал импорт, составил порядка 25–30%.

Текущий год характеризуется тем, что игроки молочного рынка столкнулись с падением платежеспособного спроса. Доходы населения по официальным данным упали на 7–8%. Молочные продукты являются одной из базовых категорий в продуктовой корзине россиян. Они занимают долю от 15 до 20% в денежном выражении, причем около 50% из этого объема приходится на молоко. И уменьшение доходов заметно повлияло на спрос: если в предыдущих годах, он хоть и медленно, но рос, то сейчас – снижается.

– Насколько именно снизился спрос за этот год?

– По нашим расчетам, спрос снизится за год примерно на 3%. Кроме того, увеличивается доля потребителей, которые ограничиваются только базовыми продуктами, самыми доступными по цене – это молоко, кефир. Многие переключаются на более дешевые спреды вместо сливочного масла или сырные продукты вместо сыра. И это тревожная тенденция, особенно если учесть, что Россия с точки зрения потребления молочных продуктов и так далека от медицинских норм, определенных Всемирной организацией здравоохранения. У нас, по официальной статистике, на душу населения приходится порядка 240 кг молочных продуктов в год, хотя в действительности этот показатель еще меньше – порядка 190 кг на душу населения, а рекомендуемые нормы – 325-330 кг.

– Сейчас нередко высказывается мнение, что российские производители, получив приоритет на рынке за счет уменьшения импорта, стали удешевлять молочные продукты в ущерб качеству и выпускать фальсификат.

– Действительно, многие производители стали выпускать более дешевые продукты. Но основная их доля – вполне легальные, где молочные жиры официально заменены на растительные, в том числе уже упомянутые спреды и сырные продукты. В этом случае добросовестные производители следуют за потребительским спросом, поэтому такая тенденция абсолютно правомерна. Но есть и те, кто заменяет молочные жиры на растительные и не информирует потребителей. Таких недобросовестных производителей в целом примерно 9%, и этот показатель варьируется в зависимости от категории. Если взять классическую цельномолочную продукцию, то там порядка 1–2%. В молокоемких продуктах, как сыр и масло, их доля выше.

– Какие темы сейчас больше всего беспокоят производителей молочной продукции?

– Прежде всего производителей волнует закупочная цена на молочное сырье. Сейчас на рынке благоприятная ситуация: обычно цена сильно меняется, но последние 1,5 года она стабильна и держится на неплохом уровне. Во многом благодаря тому, что в начале 2016 года Минсельхозом РФ при содействии Союзмолоко была выдвинута идея проведения интервенций на молочном рынке в поддержку более высокого уровня закупочных цен. В результате этим летом в целом по стране закупочная цена была на 2–3% выше, чем в предыдущие периоды. Это обеспечило производителям высокий уровень доходности. Однако нет гарантий, что высокая цена сохранится в следующие годы, и в этом большая проблема молочной отрасли. К примеру, 2–3 года назад цена на молочное сырье не позволяла покрывать даже текущие затраты. Чтобы избежать подобных ситуаций, нужно разрабатывать механизмы, которые позволят гарантировать закупочную цену изготовителям сырья. Эта задача – приоритет и для государства, и для бизнеса.

– Как обстоят дела в отрасли с точки зрения законодательной базы?

– Для отрасли чрезвычайно острым является вопрос различных государственных инициатив и административных барьеров. Их очень много, часть касается сельского хозяйства в целом, часть специфична для молочной промышленности. Например, введение обязательной электронной государственной сертификации готовой молочной продукции с 1 января 2018 г. Если для изготовителей сырья, которые получают ветеринарные сертификаты в бумажном виде, введение электронной версии – это удобное решение, которое ускоряет процессы и позволяет не платить за бумажный бланк (а он стоит около 200 руб.), то с переработчиками ситуация другая. Для них оформление ветеринарных сопроводительных документов на пакетированное молоко и ряд других продуктов – абсолютно новая процедура, которая неминуемо приведет к росту затрат и в конечном счете отразится на отпускных и потребительских ценах.

Еще один пример: Правительство отнесло молокозаводы к объектам 1–2 класса опасности, что тоже грозит высокими затратами на внедрение новых технологий и дополнительных систем контроля, а при их отсутствии – очень серьезными штрафами. Однако в выбросах от молокозаводов содержатся лишь умеренно опасные вещества, относящиеся к 3 классу, а канцерогенных, мутагенных, особо токсичных веществ нет вообще. Выбросы же 1 класса опасности образуются только от вспомогательного производства, от котельных, и находятся на уровне 0,00003% от общего объема выбросов.

Существует большая проблема, связанная с водоочисткой. В советское время многие молокозаводы сливали промышленные отходы в канализацию, сейчас государство требует от них установки собственной системы очистки – в противном случае штрафы составят десятки миллионов рублей. Но для многих компаний строительство новых очистительных сооружений обойдется дороже, чем остаточная стоимость самих предприятий. Мы видим решение в том, чтобы наладить взаимодействие молокозаводов с водоканалами, и производители готовы дополнительно оплачивать водоочистку – только нужно четко определить механизм взаимодействия.

Есть вопрос по системе взимания платы с грузовиков «Платон» при транспортировке товаров. Сейчас обсуждается возможность отмены льготного периода и увеличения тарифа – это может сильно ударить по молочной отрасли. Ведь если в килограмме мяса доля «Платона» невелика, то в литре молока стоимостью в десятки раз меньше она будет очень ощутима. Только один этот сбор может увеличить себестоимость готового продукта на несколько процентов, а если мы возьмем в совокупности все вышеперечисленные государственные инициативы, а также ряд других, то получается весьма существенная административная нагрузка, и она стремительно растет.

 

Источник: Пресс-служба организаторов III Международного агропромышленного молочного форума