Четыре шага к продовольственной безопасности

Александр ХарченкоВ условиях нынешних и вероятных санкций со стороны США и ЕС проблема продовольственной безопасности России приобретает особое звучание. Положение осложняется тем, что сельское хозяйство РФ находится в системном кризисе.

Не вдаваясь в его структурный анализ, мы констатируем, что рентабельность производства, например, зерна в среднем по стране крайне низка (ниже 30%), что не позволяет сельскому хозяйству поступательно развиваться. Более того, в ряде регионов рентабельность производства зерна отрицательная, и в целом по стране в 2013 г. уровень банковской задолженности сельскохозяйственных организаций превышал объем произведенной продукции в денежном выражении. А после вступления России летом 2012 г. во Всемирную торговую организацию применять протекционистские меры и стимулировать отечественных сельхозпроизводителей стало намного сложнее.

Можно ли в таких условиях придать импульс собственному сельхозпроизводству, когда высокая себестоимость делает отечественных производителей неспособными организовать расширенное воспроизводство, а зачастую неправильное применение средств защиты растений превращают производство продуктов в убыточное? Наше многолетнее сотрудничество с аграриями убеждает, что при точной диагностике, грамотной защите полей, правильном подборе и дробном внесении удобрений (лучше через некорневые подкормки) можно при тех же затратах получать более высокие урожаи, значительно экономя при этом как материальные, так и трудовые ресурсы, и, наконец, выйти из зоны экономического риска, в которой находится отечественное сельское хозяйство.

Проведя анализ, мы выявили 4 элемента оптимизации агротехнологии выращивания сельхозкультур (четвертый элемент – рекомендован, но не обязателен), введение в массовую практику которых может изменить к лучшему экономику всего АПК страны, причем в краткосрочной перспективе и без существенных капиталовложений:

  • Грамотная защита растений.
  • Восстановление плодородия почвы через работу с пожнивными остатками.
  • Дробные некорневые подкормки минеральными удобрениями в небольших дозах по фазам развития растений.
  • Элементы сберегающего земледелия – технология «стрип-тилл» (посев в подготовленные полосы без основной обработки земли) и «ноу-тилл» (посев без обработки земли.

 

Защита растений

Де-факто в России отсутствует массовый достоверный фитомониторинг (экспертиза по наличию патогенов на семенах и растениях), функция осуществления которого на местах фактически передана ФБГУ «Россельхозцентр» и монополизирована им.

Эта организация до сих пор определяет болезни по списку, утвержденному в 1996 г. Однако примерно с 2008–2009 гг. специалисты-фитопатологи (ВНИИФ, Центр «Биоинженерия» РАН и ряд других научных учреждений) фиксируют в РФ эпифитотийную (эпидемическую) вспышку совершенно новых смешанных бактериально-грибных болезней растений, некоторые из которых, по мнению ряда молекулярных отечественных и зарубежных биологов, имеют искусственное (ГМО) происхождение, против которых предлагаемые методы борьбы неэффективны. По расчетам д. б. н. А. Игнатова (Центр «Биоинженерия» РАН), только бактериальный компонент этой инфекции сейчас уменьшает урожайность зерновых колосовых (пшеницы и др.) в среднем по стране на 25% и делает растения крайне неустойчивыми к засухе и перезимовке (при неблагоприятных погодных условиях потери урожая могут превышать 50%).

Существующие общепринятые системы защиты растений с помощью неэффективных химических препаратов (а таковых только против новых грибных инфекций – примерно 80%) приводят к значительному перерасходу финансовых средств. В масштабах страны это миллиарды долларов, которые вывозятся за рубеж, так как своего производства химических компонентов для производства пестицидов в стране нет (только смесевое, работающее на привозном, чаще китайском, сырье), а против бактериальных инфекций фактически нет химических препаратов. Это объясняет потерю рентабельности производства зерна в последние годы и рост неэффективных затрат при невысокой урожайности. Только от этого рода болезней страна с 2009 г. ежегодно теряет примерно 25 млн т зерна.

Со своей стороны, мы создали, запатентовали, организовали производство препаратов – индукторов устойчивости растений к бактериальным и грибным болезням, усилителей фотосинтеза, которые применяются в баковой смеси вместе с недорогими химическими препаратами, подобранными согласно достоверной фитоэкспертизе, которую, к сожалению, сейчас мы можем получать только от небольшого количества научных лабораторий, а также создали систему эффективной защиты.

Восстановление системы переподготовки и создание группы из 100–200 высококлассных специалистов-экспертов в области защиты растений (фитоэкспертиза) в государственном масштабе – дело посильное, была бы воля. Также необходимо вернуть под государственный контроль один из институтов по защите растений (например, ВНИИ Фитопатологии, который до начала 90-х патронировался Госбезопасностью).

 

Восстановление плодородия почвы

Существует много концепций относительно того, что такое плодородие почвы и методов его повышения – дорогостоящих и не очень. Мы предлагаем свой метод, который заключается в обработке пожнивных остатков убранных культур специальными микробными заквасками (мы наладили их массовое производство). Благодаря этому прямо на поле можно получать высокоценный микробный компост, разуплотнять почву, подавлять возбудителей бактериально-грибных инфекций, восстанавливать здоровье почвы и ее биологическую активность. Благодаря повышению микробиологической активности почвы мы как минимум в два раза повышаем эффективность дорогостоящих минеральных удобрений, вносимых в почву, а также снимаем негативное воздействие пестицидов. Впервые аналогичный, но более дорогой метод был применен в государственном масштабе японским профессором Теруо Хига при ликвидации голода в Северной Корее в 1995–2000 гг.

Традиционно процесс восстановления почвы занимает около 4–5 лет. Цена вопроса: 360 руб. на 5 лет – 1800 руб./га. Россия, связанная условиями ВТО, с 2012 г. уменьшила финансовую поддержку сельского хозяйства. Что касается борьбы с эпифитотиями болезней растений, решением экологических проблем, то здесь ограничений нет, и в рамках государственной помощи для решения агротехнологических проблем можно использовать средства «зеленой корзины» ВТО в виде дотирования микробных заквасок для разложения соломы в рамках обычных агроприемов. По нашему опыту, рост рентабельности при использовании этого метода происходит уже с первого года его применения, однако резкий ее скачок (а также интенсивный рост урожайности) происходит с 3–4 года, как только восстановление почвы переходит в активную фазу.

В случае, если первый пункт по какой-то причине не будет реализован, но в течение ряда лет будут выполняться мероприятия по санации растительных остатков микробными композитными препаратами для подавления сохраняющихся в почве возбудителей инфекционных болезней растений, то почва значительно оздоровится, и снизятся потери урожая – даже при отсутствии необходимой защиты растений.

Мы создали агротехнологию восстановления плодородия почвы и борьбы со смешанными бактериально-грибными болезнями растений, которая позволяет получать экономический эффект сразу – уже с первого года применения. Под эту технологию создали несколько линеек биопрепаратов под товарными знаками «СТИМИКС» и «ФИТОСТИМ», наладили их производство в промышленных масштабах.

 

Дробные некорневые подкормки

Мы также разработали систему некорневых подкормок растений баковыми смесями, состоящими из недорогих жидких отечественных минеральных удобрений КАС, раствора карбамида и микроэлементов, пестицидов, биопрепаратов, стимуляторов роста растений и пр., что позволило решить несколько задач: подкормка растений, защита, стимуляция роста и др. осуществляются за один проход техники. Подкормка растений по фазам закладки элементов урожая при одновременной защите позволила получать прибавку урожая в пределах 40–90% (на озимой пшенице) и значительно повысить рентабельность производства в первый же год внедрения этого элемента нашей агротехнологии.

В целом по стране мы работаем в области биологизированного (биология + химия) земледелия на разных культурах примерно на 300 тыс. га (от Урала до Кавказа), с перспективой перевода части хозяйств на значительный отказ от химии. Для примера приведем результаты по хозяйствам, в которых были использованы наши разработки.

Группа фермеров (Белгородская обл., Губкинский р-н) – всего около 4000 га, объединенных вокруг ИП КФХ «Шляхов Владимир Викторович». Работа с 2013 г. Рост урожайности по озимой пшенице в первый год – плюс 15 ц/га к среднему показателю за 10 лет. Второй год – более 25 ц/га прибавки, или 66 ц/га при среднерайонной урожайности в 2014 г. – 45 ц/га. Рентабельность более 200%.

Динамика роста урожайности озимой пшеницы в КФХ «Новая жизнь» (Воронежская обл., Анненский р-н), 4700 га: 2012 г. – 42 ц/га, 2013 г. – 49 ц/га, 2014 г. – 58 ц/га; пшеница с высоким качеством (без фуража). Средняя урожайность по району озимой пшеницы в 2014 г. – 35 ц/га. Агроном Владимир Александрович Вершков – известен в районе, три года изучает возможность выращивания пшеницы по пшенице с применением препаратов-деструкторов соломы и восстанавливающих здоровье почвы. Результат – урожайность пшеницы на опытных полях на 5 ц/га больше, чем пшеницы по черному пару. Рентабельность приближается к 200%.

Динамика роста урожайности озимой пшенице по ЗАО «Им. Дзержинского» (Ростовская обл., Усть-Донецкий р-н, станица Усть-Быстрянская). Очень сложный по агроклиматическим условиям район. Агроном – Владимир Александрович Бирюков. Переход на систему «no-till» с применением нашей технологии защиты растений и оздоровления почвы показал следующую динамику роста урожайности озимой пшеницы: 2012 г. – 19,7 ц/га, 2013 г. – 25 ц/га, 2014 г. – 35 ц/га. При этом динамика роста рентабельности производства пшеницы была такой: 2012 г. – 12%, 2013 г. – 27,4%, 2014 г. – 42,4%. В целом по хозяйству динамика роста рентабельности: 2012 г. – 9,2%, 2013 г. – 16,4%, 2014 г. – 33,1%.

Интересный опыт в ЗАО «Урожай» (Ростовская обл., Миллеровский р-н), 4000 га; агроном Николай Домрачев. В 2011 г. по системе «no-till» было посеяно и обработано некорневыми подкормками по нашей технологии 700 га озимой пшеницы (предшественник – подсолнечник). Средняя урожайность – 42 ц/га при себестоимости 1400 руб./т. Средняя урожайность по району в том же году составила 26 ц/га. Как видим, рентабельность – 329%. К сожалению, после смерти владельца хозяйство перестало существовать.

Также были получены исключительные результаты (по экономике и вкусовым качествам) на бахчевых и ягодных культурах на фермерских полях в Ставропольском крае.

 

Сберегающее земледелие

Последние два десятилетия в мире наблюдается массовый переход на сберегающие технологии прямого посева (система «no-till»), которые открывают огромный потенциал повышения рентабельности сельскохозяйственного производства. В России развитие системы прямого посева ограничивает ряд факторов: отсутствует система переобучения агрономов, нет поддержки на государственном уровне, наблюдается негативное отношение к этой системе ученых-земледелов из системы бывшей Россельхозакадемии, в отечественном сельхозмашиностроении фактически отсутствует система производства специальных посевных агрегатов и др.

Мы, группа компаний «БИОЦЕНТР», совместно с партнерскими организациями организуем учебу агрономов и участвуем в организации обучающих семинаров и конференций, издали ряд специальных пособий. Установили ряд контактов с учеными из Латинской Америки и Австралии, создав фундамент для массового распространения накопленного передового мирового опыта и его внедрения. И совершенно очевидно, что требуется целенаправленная работа по адаптации производственных моделей системы прямого посева для различных регионов нашей большой Родины.

При внедрении системы прямого посева обычно внимание сельхозпроизводителя фиксируется на правильном выборе специальной сеялки (это, конечно, немаловажный аспект). С нашей же точки зрения успешность внедрения система «no-till» определяется тем, насколько практически удается, отказавшись от механического рыхления почвы, заменить его восстановленными биологическими процессами саморазрыхления почвы на конкретном поле, что не всегда происходит по естественным причинам из-за сильной биодеградации почв вследствие применения больших доз химии в предшествующие годы. Также есть последствия движения тяжелой отечественной техники (тракторы типа «Кировец»), которая широко применялась на полях. В данном случае применение микробных препаратов, разрыхляющих почву, помогает решить эту проблему. Анализ мирового опыта внедрения системы «no-till» показывает, что, отставая в обеспечении специальной техникой, именно в этом мы пока имеем стратегическое преимущество.

К сожалению, у нас в стране нет стройной системы представлений об этих технологиях, что также является источником многих проблем неэффективного производства в сельском хозяйстве, в неправильном подборе сельскохозяйственной техники для той или иной агротехнологии, в производстве морально устаревшей и малопроизводительной техники, причиной негативных явлений в экономике государства. Если по-простому, в стране напрочь отсутствует агротехнологическая политика, отсюда – неясная, невнятная техническая политика по перевооружению и модернизации отечественного сельского хозяйства.

 

Отработанные решения

Агротехнология восстановления плодородия и борьбы со смешанными бактериально-грибными болезнямивместе с рядом других адаптивных технологий разработаны специалистами НПО ГК «БИОЦЕНТР», и за последние пять лет успешно внедрены на территории РФ на 300 тыс. га сельхозугодий. Как показывает практика земледелия, при достижении в хозяйствах рентабельности производства на уровне 40% экономика агропредприятий стабилизируется – погашается внешняя задолженность, восстанавливается способность к техническому перевооружению, появляется стабильность в выплате зарплат и ее повышение и пр. В ряде хозяйств после 3–4 лет внедрения нашей технологии мы наблюдали повышение рентабельности производства зерна до 300%.

Другими словами, внедрение агротехнологии, позволяющей в краткосрочной перспективе повысить рентабельность производства зерна и другой растениеводческой продукции, может стать тем фактором, который попутно оздоровит животноводство и даст мощный стимул к его развитию, станет стимулом для развития сельхозмашиностроения и вызовет мультиплицирующий эффект во всей экономике страны (металлургия, станкостроение и пр.), оздоровит банковский сектор. В конечном итоге будет решена проблема отечественной продовольственной безопасности.

В заключение надо отметить, что для обеспечения продовольственной безопасности у России есть главное – земля. Есть технологии, позволяющие повысить ее плодородие при значительном уменьшении использования химических удобрений, что, в свою очередь, экономит материальные и трудовые ресурсы при получении единицы продукции. И, что, может быть, самое основное – продовольственный рынок страны при меньших затратах может получить экологически чистую продукцию, которая оздоровит собственное население, которая конкурентоспособна как на внутреннем, так и мировом рынках.

 

Александр Харченко,
председатель агротехнологической платформы (комитета)
в Национальной технологической палате,
генеральный директор ГК «Биоцентр»