Борис Акимов: «Все хотят быть величайшими индивидуалистами»

Борис АкимовБорис Акимов, основатель и руководитель фермерского кооператива LavkaLavka, убежден, что продовольственную безопасность страны должны создавать не крупные агрохолдинги, а небольшие фермеры – в том числе семейные хозяйства. О том, что заставило его прийти к этому выводу, он рассказал в интервью журналу «Рынок АПК».

– Борис Алексеевич, в своих выступлениях вы нередко утверждаете, что одна из ключевых проблем, связанных с развитием малых форм предпринимательства в сфере АПК, заключается в том, что государство не обращает внимания на фермера. Есть ли какие-то примеры, когда фермерам удалось обратить на себя внимание и получить поддержку местной или федеральной власти?

– Есть, конечно, и после введения продуктового эмбарго в 2014 году таких исключений стало больше. Раньше это были совсем редкие случаи, когда семейная или малая ферма получала льготный кредит или дотацию, для этого нужно было обладать исключительным напором и навыками системного сотрудника – оба случая, которые мне известны, имели место с фермерами, которые прежде работали в финансовых организациях на менеджерских должностях и потому знали, в какую точку нужно бить. Теперь бывают случаи, когда районная администрация сама обращает внимание на малого фермера и помогает ему прийти к тому, чтобы получить дотацию. Конечно, все зависит от региона, и лучше всего дело в Калужской, Тульской, Московской областях, а, например, Ярославской ничего подобного не было и нет. Хороший пример – фермер Балаев из Московской области, который недавно получил 10-миллионный грант на семейную животноводческую ферму, он занимается козоводством.

– В некоторых регионах максимум, на что можно рассчитывать, – это крошечные гранты на открытие собственного ИП по птицеводческому направлению.

– Кое-где стало получше, но стратегически ситуация остается прежней: государство считает, что продовольственную безопасность должны обеспечивать крупные агрохолдинги, а фермеры – это не более чем решение социальных проблем на селе. Я глубоко убежден, что такой подход в принципе не верный: опора на маленьких фермеров дает более устойчивое развитие сельского хозяйства, более надежную модель бизнеса. Достаточно взглянуть, сколько производят фермеры-свиноводы в Дании: 5 млн тонн в стране площадью с Московскую область! Конечно, семейная ферма – это не двор, где все в грязи валяется, а современное автоматизированное, роботизированное производство, и каждый фермер держит порядка 1000 свиней. При этом каждый руководитель такого предприятия входит в кооператив и выполняет только часть общей задачи: его дело вырастить животное, а уже даже забой, не говоря о сбыте, осуществляют другие люди.

– В чем же преимущества такой модели?

– Во-первых, в случае какой-либо кризисной ситуации потери гораздо меньше: у нас если началась африканская чума свиней, то вырезать приходится десятки и сотни тысяч животных, здесь же умерщвляется только тысяча – в общегосударственном масштабе цифра незаметная. Во-вторых, все агрохолдинги сильно закредитованы, а значит, когда исчезают дешевые деньги, риск банкротства повышается многократно – и закрытие такого предприятия ударяет по рынку очень серьезно. Среди семейных ферм уровень закредитованности стремится к нулю по естественным причинам: банки им просто не выдают кредиты. Опыт европейских стран вроде Дании показывает, что решить вопрос продовольственной безопасности усилиями малых фермеров тоже реально. Самому государству, понятное дело, проще взаимодействовать с единственным агрохолдингом, а не множеством хозяйств: деньги даешь одному, спрашиваешь с одного. Одна из целей, которую преследуем мы в рамках проекта LavkaLavka– запустить механизм кооперации, который облегчил бы государству взаимодействие с мелкими фермерами.

– Когда государственные мужи слышат о поддержке маленьких хозяйств, они неизбежно задают вопрос: сколько нужно таких фермеров, чтобы обеспечить страну едой? Откуда взять столько образованных людей, способных обеспечить бизнесу какую-никакую устойчивость? В этом плане большая компания удобнее – она может нанять лучших специалистов и преодолеть кризис за счет качества персонала.

– Наш проект показал, что наметилась тенденция переезда людей из города в деревню. Тут не нужно даже выдумывать никакой акции «переезжай в село – получи гектар на Дальнем Востоке»: люди из Москвы реально ищут места в Подмосковье, Тверской или Калужской областях, где они смогут создать что-то с нуля. Может быть, государству разумнее было бы потратить ресурсы на поддержку таких бизнесменов, чтобы создать фермерский класс?

– Видно ли движение к кооперации среди самих фермеров?

– Не очень, честно говоря. Вся кооперация идет сверху, как с нашим делом: мы придумали что-то и начинаем навязывать. У нас вообще универсальная проблема в стране, не только в сельском хозяйстве, – стремление каждого человека быть «величайшим индивидуалистом», оградиться от остальных заборами и ни с кем дела не иметь. Мне кажется, это все еще наследие советского прошлого, когда всех пытались обобщить, а теперь люди, наоборот, мечтают разъединиться. Когда мы разработали схему кооператива, гарантирующую фермеру сбыт, и стали предлагать ее на местах, люди постепенно начали понимать и принимать это.

– Какие подотрасли, направления сельского хозяйства вы бы отнесли к наименее рискованным для молодых, начинающих фермеров?

– Все зависит от изначальных финансовых возможностей. Если они велики, от 10 млн руб., – надо, безусловно, вкладываться в тепличный бизнес, это самый востребованный сектор. Если денег меньше, скажем, миллион, то я бы советовал заниматься курицей. Хотя кажется, что на рынке курицы много, на самом деле она, как и хлеб, нужна каждый день – а значит, этому рынку не грозит перенасыщенность. Альтернативную птицу имеет смысл брать потом, когда вы создали основу с курицей. Попробуй продай кому-нибудь цесарку или гуся в нашей стране – поэтому именно с точки зрения сбыта начинать нужно с самого простого.

 

Справка

LavkaLavka– фермерский кооператив, проект в сфере социального предпринимательства, который ставит своей целью возрождение сельского хозяйства и утерянных гастрономических традиций в России и других странах.
Включает онлайн-сервис в виде социальной сети, предназначенный для взаимодействия фермеров с потребителем, а также сеть ресторанов и магазинов розничной торговли с соответствующей фермерской продукцией.
Проект основан в 2009 году.

 

Беседовал Александр Акулиничев