Пропал за грош

Алексей БухаровскийФермер Алексей Бухаровский не первый год безуспешно пытается добиться господдержки. В этом году преодолеть бюрократические барьеры ему помешала непонятно откуда взявшаяся задолженность по налогам.

 

В неоплатном долгу

Собирая пакет документов для получения субсидии, фермер наведался в налоговую инспекцию Железнодорожного района Екатеринбурга за справкой об отсутствии задолженности. Отстояв четыре часа в очереди, получил документ, где черным по белому значился долг – 0,01 рубля. Доподлинно выяснить происхождение копеечной задолженности не удалось. Снова отстояв очередь, Бухаровский сумел узнать лишь приблизительное время ее возникновения – 2003 год. С тех пор набежали и пени – 17 рублей.

– Инспекторы так и не смогли объяснить, откуда взялась эта копейка и почему она не списана по истечении трех лет, как положено по закону, – возмущается «злостный неплательщик». – Как же, спрашиваю я их, вы мне в предыдущие годы в этой же инспекции трижды выдавали справки о том, что я чист перед государством?

В УФНС по Свердловской области «РГ» тоже не смогли объяснить происхождение недоимки, предположили лишь, что возникла она при смене программного обеспечения. Случай такой не первый, однако отвечать за компьютерный сбой приходится налогоплательщику – инструкции по ликвидации «виртуальных» долгов не существует. «Должен – плати», – категорично заявили в областной налоговой.

Скорее всего, недоимку компьютер «нарисовал» в процессе округления. Пару лет назад в Екатеринбурге из-за такой же «округленной» копейки провайдер отключил клиенту Интернет, записав добросовестного пользователя в должники. Но тот обратился в суд, где сумел не только защитить репутацию, но и доказать моральный ущерб – и получил компенсацию.

 

Крестьянский крест

Для Алексея Бухаровского виртуальная копейка стала последней каплей, переполнившей чашу терпения: четвертый год он сражается с чиновниками, и победа пока остается за ними.

Бухаровский – фермер, как он сам говорит, по божьему промыслу. До 50 лет успешно трудился на рекламном поприще, как вдруг неудержимо потянуло к земле. Продав недвижимость в большом городе, семья купила участок, зарегистрировала единственное на территории Екатеринбурга крестьянско-фермерское хозяйство. На экоферме работают жена и сын Алексея, получивший образование за границей. В хозяйстве выращивают коров, овец, свиней, цесарок и нутрий.

– Государство заботится о продовольственной безопасности, предоставляет каждому начинающему фермеру субсидию в 1,2 миллиона рублей на обустройство хозяйства. И это правильно – без поддержки нечего думать о развитии, – рассуждает Алексей. – Но я четвертый год воюю с областным минсельхозом, даже до вице-премьера дошел, спрашивал: почему же я никак не могу получить дотацию? Ответа нет.

Отказывая от имени государства в поддержке, чиновники демонстрируют недюжинную фантазию, требуя разнообразные справки: то о том, что поселок, где расположена ферма, является сельским поселением, то подтверждающую, что на ферме действительно занимаются сельским хозяйством. Всем формальным требованиям, предъявляемым получателям субсидий, семейное хозяйство Бухаровских соответствует. Но поводы для отказа каждый раз находятся.

Фермер считает существующую систему отбора кандидатов для субсидирования несовершенной, непрозрачной и «взяткоемкой», публично заявляя: мол, государственные средства до крестьян не доходят, их разворовывают. Министр АПК и продовольствия области Михаил Копытов за эти резкости в прошлом году подал на фермера в суд, который, однако, министру в удовлетворении его требований отказал.

 

Всем не хватит

Претензии к министерству есть не только у Бухаровского: многие фермеры и сельхозпредприятия возмущаются действиями чиновников. Кто-то просто критикует, а кто-то отстаивает права на господдержку в суде – иной раз успешно.

В министерстве на выпады в свой адрес реагируют с обидой: субсидии в области выделяются, и немалые, но всем нуждающимся денег никогда не хватит.

– В марте начнем выплачивать субсидии сельхозпроизводителям на каждый килограмм молока, реализованного на территории Свердловской области для переработки, и каждый гектар обрабатываемой пашни, – пообещал первый заместитель министра Сергей Шарапов.

Но, помимо молочных и погектарных, аграрии остро нуждаются в технических и топливных субсидиях.

– Расход ГСМ на гектар пашни – 280 рублей. Дизтопливо уже дороже молока, которое сдаем по 18 рублей плюс три рубля на литр субсидии – получается 21, а солярку покупаем по 28 рублей, – подсчитывает руководитель СПК «Глинский» Александр Никитин.

Приобрести новую технику без господдержки большинство хозяйств тоже не в состоянии.

– Подсчитано, что для полного обеспечения селян современной техникой необходимо 16 миллиардов рублей. Это огромная сумма, – признает свердловский губернатор Евгений Куйвашев. – Мы не можем в одночасье столько выделить, но понимаем, что оставлять хозяйства с устаревшими машинами тоже нельзя, и рассматриваем возобновление практики дифференцированного субсидирования сельхозпроизводителей на покупку техники, произведенной в нашем регионе.

Заметим, чаще всего уральские аграрии нуждаются в субсидиях при покупке дорогостоящей, в том числе многофункциональной, техники, в основном импортного производства. Ассортимент выпускаемой на Среднем Урале сельхозтехники весьма невелик.

 

Источник: «Российская газета»