Совершенствование организации производства говядины в России

 Татьяна Романова, кандидат экономических наук, доцент, Казанский кооперативный
институт (филиал) Российского университета кооперации, г. Казань

 

Всеобщее признание необходимости развития отечественного АПК очевидно, на региональном, федеральном уровнях принимаются определенные меры по обеспечению продовольственной независимости России. Некоторые положительные сдвиги в сторону увеличения производства сельхозпродукции и, в частности, мяса и мясной продукции, имеются. Так, за 10 месяцев 2015 г. было произведено 5,4 млн т мяса и субпродуктов, что на 14,8% больше, чем за аналогичный период 2014 г. (4,7 млн т). Импорт же данного вида продукции за 10 месяцев 2015 г. снизился на 30,8% и составил 0,9 млн т против 1,3 млн т в 2014 г. Это стало возможным благодаря реализации Государственной программы развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы, региональных программ развития мясного скотоводства.

Прошлый 2015 г. стал поворотным годом в развитии отечественного рынка мяса КРС – были запущены в эксплуатацию крупные мясоперерабатывающие заводы (АПХ «Мироторг», «Оренбив», ГК «Заречное»), начали работать десятки откормочных площадок. Вместе с тем у отрасли мясного скотоводства в России имеется ряд существенных проблем, без решения которых обеспечение страны говядиной отечественного производства вряд ли возможно.

 

Результаты исследования и их обсуждение

Анализ показал, что за последние 5 лет отрасль мясного скотоводства претерпела значительные изменения. За 20092014 гг. поголовье мясного и помесного скота в стране увеличилось на 876,1 тыс. голов. В общем поголовье крупного рогатого скота животные мясного направления в 2013 г. занимали 11,1%, в 2014 г. – 12,3%, а удельный вес говядины от мясного скота за эти годы составил лишь 12,5 и 13,3% соответственно. Государственной программой на 2013-2020 годы предусмотрено дальнейшее увеличение мясного и помесного скота до 3590 тыс. голов. Если рассматривать выполнение целевых индикаторов по данному показателю, то в 2013 г. он выполнен на 101,2%, в 2014 г. – на 101,1%, что свидетельствует о реальной возможности создания прочной базы развития специализированного мясного скотоводства в России.

Вместе с тем общее поголовье крупного рогатого скота в России за 2010-2014 гг. сократилось на 705,7 тыс. голов.

Численность крупного рогатого скота, предназначенного на убой, продолжает неуклонно сокращаться. На 01.01.2014 г. поголовье КРС во всех категориях хозяйств составило 19264,3 тыс. голов, что на 1,6% (на 299,7 тыс. голов) меньше, чем годом ранее. Сокращение численности КРС отмечается в большинстве российских округов в пределах 5%. Исключение составили Северо-Западный федеральный округ (+5,1 тыс. голов), Северо-Кавказский федеральный округ (+0,4 тыс. голов) и Крымский федеральный округ (+19,6 тыс. голов). В Приволжском федеральном округе отмечается максимальное снижение поголовья в натуральном выражении – на 158 тыс. голов.

Основой животноводства является племенное направление отрасли. В 2014 г. произошло изменение структуры породного состава стада КРС.

В 2009 г. почти половина (45,5%) поголовья в племенных хозяйствах были животные калмыцкой породы, в 2014 г. увеличилось поголовье абердин-ангусской породы, удельный вес которого в общем поголовье составил 34,6%. На начало 2015 г. в России зарегистрировано 300 племенных хозяйств с мясными породами КРС с маточным поголовьем 163,2 тыс. голов, что на 50 тыс. голов, или 44%, больше, чем в 2009 г.

В 2014 г. импорт мясного племенного скота составил 3,4 тыс. голов против 62,5 тыс. голов в 2013 г., или 5,4%. Реализация отечественных племенных животных также снизилась, но не столь значительно, и составила 21,4 тыс. голов в 2014 г. против 25,4 тыс. голов в 2013 г. (84,3%).

Российская система племенного животноводства существенно отличается от общепризнанной мировой практики. В частности, племенной статус в России присваивается юридическим лицам, за рубежом – животным; в России функции формирования и функционирования племенной системы возложены на государство, в мире – данными вопросами занимаются некоммерческие ассоциации по породам. Кроме того, в России отсутствует система объективной оценки племенных качеств скота и контроля за ведением племенного дела на уровне хозяйств; нет конкурентного рынка российского племенного скота. Следствием перечисленных недостатков организации племенного дела являются низкая доходность предприятий, ведущих племенную деятельность, а также низкая эффективность и результативность действующих механизмов государственной поддержки племенного животноводства. Поэтому в системе племенного животноводства необходимы следующие изменения [1, с. 13]:

  • внедрение системы идентификации животных, на первом этапе, возможно, только племенных животных;
  • передача полномочий по ведению племенного реестра от Министерства сельского хозяйства независимым ассоциациям по породам и закрепление за ассоциациями полномочий по контролю за ведением племенной деятельности в хозяйствах (бонитировка, регистрация скота в электронной системе оценки);
  • переход от системы присвоения статуса племенным хозяйствам к системе наделения племенным статусом животных;
  • вхождение российских ассоциаций по породам в глобальные ассоциации.

В случае реализации данных направлений будет сформирован прозрачный и конкурентный внутренний рынок племенного скота, появится возможность экспорта племенного материала и племенного скота, повысится объем привлекаемых частных инвестиций в научные исследования и разработки в племенном животноводстве, что, в конечном итоге, благотворно отразится на общем состоянии мясного скотоводства. Следует учитывать, что с высокопродуктивным поголовьем племенных животных могут работать только грамотные специалисты, поэтому немаловажен аспект обеспечения племенного дела высококвалифицированным кадровым составом.

Для развития мясного скотоводства выделяются дотации и субсидии, в то время как вопрос развития инфраструктуры отрасли и организации сбыта мясной продукции фактически остается нерешенным. Особую актуальность приобретает сегодня формирование логистической инфраструктуры, включающей современные мощности по убою, переработке и транспортировке скота.

Отсутствие инфраструктуры может стать препятствием движения животных и техники на Евразийском пространстве. Неоднократны случаи, когда крупный рогатый скот, ввозимый в Россию из Казахстана, тысячами голов разворачивался назад вследствие отсутствия необходимых документов. Поэтому нужно менять практику, возможно путем организации централизованных перевозок, строительства на границе бирж живого скота с развитой инфраструктурой. Это позволит государству уйти от «серых» схем покупки и продажи скота и просто на этом заработать.

Для мясного скотоводства, в первую очередь, нужны пастбища, а ведь в России около 70 млн га пустующих кормовых угодий. Если учитывать, что каждые 3 га даже неулучшенных пастбищ могут «прокормить» одну корову с приплодом в течение года, то в стране проблема обеспечения животных кормами вполне разрешима. Помимо закладки многолетних пастбищ, необходимо улучшение качества уже используемых кормовых угодий, ведь часто получается так, что корова с теленком в поисках корма вынуждена проходить десятки километров, что замедляет прирост веса животных. Создание долголетних культурных пастбищ с преобладанием в них белого клевера и райграса с использованием электропастуха будет способствовать росту продуктивности животных. Важно также получать приплод в феврале-марте, чтобы коровы с телятами паслись на естественных пастбищах практически до конца октября.

Одним из направлений развития мясного скотоводства может стать развитие интеграционных связей между малыми формами хозяйствования и крупными агрохолдингами. Отметим, что по итогам 2014 г. 32% производства говядины в России приходится на сельскохозяйственные организации, 60,8% – хозяйства населения и 7,2% – К(Ф)Х. Данные свидетельствуют, что основной объем мяса КРС производится малыми формами хозяйствования, а значит, нужно активно встраивать данный сектор в аграрный бизнес. Формирование кластеров, включающих производителей говядины различных форм собственности и переработчиков, выступают наиболее перспективным направлением развития отрасли.

Крупные инвестиционные проекты испытывают высокую потребность в поставке откормочного и убойного поголовья от сторонних хозяйств, и передача животных малыми формами хозяйствования предприятиям-интеграторам будет одним из вариантов взаимовыгодного сотрудничества. Эффективные взаимоотношения сельхозпроизводителей могут строиться на основе их межхозяйственного кооперирования в сельскохозяйственный потребительский кооператив, основной задачей которого будет сбор и передача молодняка крупного рогатого скота, полученного К(Ф)Х и ЛПХ, специализированным откормочным предприятиям, где будет осуществлен откорм КРС до убойной кондиции. Экономические отношения между потребительскими кооперативами, производящими телят для откорма, и откормочными предприятиями должны учитывать интересы обеих сторон и осуществляться на основе долговременных производственно-экономических связей с заключением договоров контрактации [3, с. 23].

Собственники К(Ф)Х и ЛПХ пока негативно относятся к кооперации с другими предприятиями по сбыту и производству говядины, допуская лишь кооперацию в кормопроизводстве. Поэтому следует активно осуществлять информационную работу среди представителей малых форм хозяйствования посредством проведения тренингов, конференций, круглых столов, на которых должны быть освещены преимущества кооперации и выгодность для ее участников.

 

Литература

    1. Мясное скотоводство: стратегия развития // Комбикорма. 2015. № 5. С. 12–16.
    2. Романова Т. Е. Современное состояние и возможности эффективного развития мясного скотоводства в Республике Татарстан // Международный сельскохозяйственный журнал. 2015. № 6. С. 46–48.
    3. Романова Т. Е. Развитие интеграционных процессов как решение проблем мясного скотоводства России // АПК: экономика, управление. 2015. № 11. С. 21–27.
    4. Романова Т. Е. Развитие межхозяйственной кооперации в мясном животноводстве // Аграрная политика России в условиях международной и региональной интеграции: Труды международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства. Ч. 2. М.: ФГБНУ ВНИИЭСХ, 2015. С. 205–215.