Люмир Груссманн: «В племенном животноводстве важна каждая мельчайшая деталь»

Люмир ГруссманнГенеральный директор компании «Genoservice Corp. a.s.» Люмир Груссманн рассказал о том, почему у российских животноводов есть интерес к опыту Чехии и Словакии и каковы перспективы развития племенного животноводства в нашей стране.

– Ваше мнение: почему интерес российских производственников к опыту Чехии и Словакии не ослабевает? Как мы понимаем, такие российские группы вы принимаете у себя на постоянной основе?

– Вы правы, российские производственники постоянно приезжают к нам на молочные фермы. Я думаю, что интерес к успешному опыту Чешской и Словацкой Республик со стороны российских производственников вполне оправдан. Эти две страны бывшего социалистического лагеря, ранее «топтавшиеся» на невпечатляющих уровнях надоев, запустив реформу, за короткий промежуток времени достигли мировых показателей в развитии молочного производства. Например: в Чешской Республике, несмотря на то, что в период с 1995 года до 2015 года количество коров уменьшилось с 667 973 до 358 004, при увеличении процента коров голштинской породы с 34,04% до 59,38%, в целой популяции молочного КРС продуктивность выросла с 4 651 кг до 9 546 кг молока, процент по жиру снизился с 4,26 до 3,78 (молокозаводы платят больше денег за белок, а не за жир, поэтому фермеры уделяют внимание белку и не интересуются жиром), белок увеличился с 3,23 до 3,34 (по данным Ассоциации производителей КРС голштинской породы www.holstein.cz).

– Но размеры стран, количество голов крупного рогатого скота, что Чехии, что Словакии очень маленькие по сравнению с Россией? Разве может этот опыт быть полезен и для нас?

– На мой взгляд, дело не в размерах стран и количестве поголовья, а в подходах, в методике работы со скотом, в применении эффективных технологий. В Чехии есть значительный пласт опыта, накопленного нашими производственниками с конца 90-х годов в технологии кормления, содержания, работы персонала с высокопродуктивным стадом. И, если всматриваться в такой опыт, и в целом во весь комплекс мер, направленных, прежде всего, на снижение себестоимости производимой продукции, то лучше учиться на наших ошибках (а они были !), а не совершать свои. А уж если говорить про поголовье, то, возможно, вы будете удивлены узнать, что количество животных на средне-взятой ферме в Чехии сейчас самое большое в Европе (более 300 голов молочных коров). Да и по надоям мы уже опередили и Германию, и даже Голландию.

– На основании каких критериев вы отбираете молочные фермы в Чехии и Словакии для посещения российскими специалистами?

– Во-первых, стараемся, прежде всего, использовать хозяйства, где я являюсь учредителем (там нет проблем с допуском на объект вообще никогда). Там я всегда могу дать самые подробные, детальные комментарии. Во-вторых, как раз с учетом масштабов России, мы подбираем фермы, где количество дойных коров от 500 голов и выше, где впечатляющие производственные показатели, экономика производства молока. Просто без хорошей экономики производства молока сама по себе продуктивность сейчас никому не интересна. Все надо считать и в конечном итоге измерять доходами. Например, 7 апреля 2016 г. мы привезли российскую группу на ферму Навси, где находится 740 фуражных коров. Результаты на этой ферме сегодня такие: ежедневная поставка = 26 100кг молока – 3,75 жир, 3,35 белок. Средняя продуктивность на фуражную корову – 35 кг молока, на дойную корову 38,5 кг молока.

Продуктивность за нормативную лактацию – 305 суток =12.250 кг. молока; жир – 3,65%, белок – 3,26%, межотельный период – 402 суток. Рацион на этой ферме является очень экономичным. Здоровые животные, у которых отличные конечности, хорошее вымя, по внешним признакам «работающие животные», которые дают много молока и при этом выглядят веселыми, жизнерадостными!

Мы в Чехии скрупулезно считаем расходы и доходы, постоянно держим это на контроле потому, что обеспечить производство молока на рентабельной основе стало очень сложно. Базовая цена в пересчете на рубли опустилась до 17 рублей за кг. (мировая тенденция последнего года). Да, кредиты дешевые: 2,5 – 3%, но при этом цена 1 литра солярки – 75 рублей, минимальная зарплата специалиста на ферме – 60 000 рублей + 35% налогов. Субсидий по молоку мы вообще не имеем, ни от нашего правительства, ни от Евросоюза. Но, несмотря на все эти жесткие расценки и в целом неблагоприятную экономическую ситуацию, рентабельность производства молока составляет на той же ферме Навси около 10%. Это результат продуманной постановки дела, четкой работы менеджмента и всего персонала фермы, а также осмысленного использования современных мировых генетических ресурсов.

Но самое главное, что мы хотим донести до наших российских коллег во время таких поездок к нам – это жизненная необходимость внедрения системного подхода в вопросах кормления, содержания, работы персонала.

– Что, на ваш взгляд, в этой системе первично?

– Знаете, если взять часовой механизм, в нем важно все, любые мельчайшие детали. Удалишь одну, и часы встанут. Так и в племенном животноводстве, если строить его по-современному. Важен каждый элемент системы, все они на самом деле взаимосвязаны. Будешь пренебрегать одним, и это в обязательном порядке скажется на результате. Крайне важно поверить в такую идеологию, впитать ее в себя. А далее дело уже за детальным выстраиванием всей системы по отдельным ее элементам, за настойчивостью и контролем за их реализацией. Надо настраивать себя на ежедневное скрупулезное следование выработанным и принятым к исполнению стандартам и правилам – это должна быть упорная, методичная, даже упрямая работа. Для этого нужен характер и то, что раньше называли «производственной дисциплиной». Не будет неукоснительного соблюдения правил – будете барахтаться во всевозможных ошибках, а даже мелкий недосмотр влияет не только на продуктивность, но и на состояние здоровья животных. Очень за многим надо внимательно, даже с пристрастием следить: тут и кормление, и профессиональный уход за коровами перед отелом и после отела; и профилактика мастита (низкие соматические клетки); и выращивание телят и телок (первотелки должны телиться в возрасте 22-24 месяцев). И к тому же ежедневно заниматься воспроизводством – неумолимо добиваться стельности коров и нетелей; правильной и качественной вакцинации; системности при работе с копытами (профилактика + лечение); обеспечения максимального комфорта коровам; беспрерывно вкладывать инвестиции в замечательную и доступную современную генетику стада. Во всем этом и кроется «простой» секрет успеха!

Мировая глобализация коснулась и отрасли животноводства. Безусловно, очень полезно следить за всем массивом появляющейся информации, за тенденциями, за достижениями, и отсюда – за новыми возможностями для себя. Дыхание современности постепенно ощущается и на российском рынке – у вас успешно работают мировые корпорации по производству и продаже ветеринарных препаратов, различных кормовых добавок, поставке генетического материала. Современные здания и сооружения молочных ферм, построенные в последние годы в Российской Федерации, не уступают лучшим мировым аналогам в части создания комфорта и отсутствия стресса у животного. Поэтому и многие стада, которые я видел в России – голштинского чистопородного скота или голштинизированного черно-пестрого скота, не уступают по качеству мировым образцам данной породы.

– Развитие отрасли молочного животноводства в России за последние годы привело к изменению в сознании заводчиков скота. Сейчас сразу на нескольких площадках (Национальный союз производителей молока, Общественная палата при Президенте РФ) идет обсуждение концепции развития отрасли племенного животноводства России. Как вы считаете, может ли быть полезен опыт Чехии для нашей страны в организации структуры племенного дела?

– Я с большим интересом наблюдаю за тем, что с недавних пор стало происходить в России в теме племенного животноводства. В России реформа, на мой взгляд, безусловно, давно назрела. Да и сами российские животноводы стали все чаще об этом говорить в открытую. Мне очень нравится, что действительно меняется менталитет хозяев животных.

Я вспоминаю, как 15 лет назад мы в Чехии реформировали животноводческую отрасль. Не без дебатов и столкновения мнений (в основном между чиновниками и социально-активными животноводами), мы все же смогли за этот отрезок времени перейти от плановой социалистической модели управления отраслью с постоянным импортом как маточного поголовья, так и генетического материала, к системе, которая вошла в мировую (племенные книги наших породных Ассоциаций теперь признаются во всем мире, Чехия стала членом ICAR (причем сертифицирована вся система: контрольные дойки, идентификация животных, молочные лаборатории, работа бонитеров, племенная книга), вхождение в мировой реестр Interbull. Наши животные и генетика (маточное поголовье, племенные быки, спермодозы), успешно продаются по всему миру. Мы четко увидели зависимость уровня развития породы в стране и импорта или экспорта племенного материала. Неудивительно поэтому, что Чешская Республика начала экспортировать племенных быков и спермодозы, это явилось следствием значительного роста генетического качества наших животных. Мы вступили в масштабное международное сотрудничество, появилось очевидное повышение продуктивности во всей популяции скота. У нас в Чехии поэтому большой опыт в вопросах системы племенной работы в целом, организации ведения породной племенной книги согласно требованиям международных систем, признанных в мире.

С теми животноводами в России, кто исповедует научный, современный подход, хочет добиваться прогресса, не стесняется спрашивать и хочет учиться, не встает в позу всезнайки, мы с удовольствием говорим на одном профессиональном языке, делясь своими наработками в решении той или иной проблемы. Да и не только мы, чехи. Молодая и пока единственная породная ассоциация в России – Ассоциация производителей КРС голштинской породы, была единогласно принята в 2014 г. в Европейскую Конфедерацию КРС голштинской породы. Это говорит о том, что и европейские животноводы хотят видеть своих российских коллег в одной профессиональной «семье». И эти связи с тех пор приносят хорошие практические плоды.

– Как вы относитесь к геномной оценке?

– Геномная оценка (оценка по ДНК) начала использоваться в США. Сейчас все быки на станциях искусственного осеменения Чехии проходят через геномную оценку.

8 лет назад, будучи владельцем станции искусственного осеменения, я провел геномную оценку своего быка Gavora (сын быка Champion) в США. После сравнения данных по дочерям, совпадение составило порядка 95%. Поэтому я убежден в том, что геномная оценка – результат ОЧЕНЬ достоверный. И с каждым годом достоверность геномной оценки возрастает. Сейчас она составляет порядка 76%. Мы должны четко понимать, что достоверность по дочерям, когда еще не было геномной оценки, составляла не более 80% (приблизительно 60 эффективных дочерей тестированного быка). Достоверность возрастает только с увеличением количества дочерей. Поэтому сейчас достоверность оценки по геному равна достоверности первого этапа оценки по дочерям. Но в чем большая разница? Бык, оцененный по дочерям, имеет возраст минимум 5 лет. Поэтому в Чехии фермеры доверяют геномной оценке (как уже и во всем мире) и активно используют молодых быков с лучшей, современной генетикой для работы в стадах. Геномная оценка помогает не только повышать продуктивность, но и улучшать здоровье, продуктивное долголетие, воспроизводство, т.е. позволяет приступить к использованию современных достижений генетики, а это надо делать как можно быстрее.

 

Источник: The DairyNews