Объединяй и властвуй!

 Текст: Константин Смолий

 

fotoНаверное, каждого производителя мясного и молочного сырья однажды посещала мысль об открытии перерабатывающих цехов и выпуске готовой продукции. Идея объединить под одной организационной «крышей» производство сырья и его переработку кажется заманчивой, но грозит издержками и несет значительные риски. «Рынок АПК» решил выяснить, насколько экономически целесообразно заниматься переработкой в настоящее время и в какой организационной форме это лучше всего делать.

 

Трудные вопросы

Каждый этап движения товара от сырья до конечного продукта приносит увеличение добавленной стоимости – той части конечной рыночной стоимости продукта, которая производится внутри данной компании. В общем случае целесообразной является такая организация экономической деятельности, при которой добавленная стоимость максимально полно производится внутри компании, позволяя ей присваивать всю выручку от продажи на рынке, не делясь ни с кем, кроме государства.

Данное соображение заставляет производителей ресурсов заниматься их переработкой до состояния конечного продукта, а производителей конечных продуктов – включать в свои структуры ресурсопроизводящие компании. Государству же, снимающему «сливки» в виде НДС, целесообразно стимулировать развитие перерабатывающей промышленности вместо голого экспорта ресурсов. Вертикально интегрированные холдинги, все структурные части которых являются налоговыми резидентами государства, вполне удобная для последнего модель экономической организации.

Эти истины кажутся азбучными, но верное в общем не обязательно верно в частном, поэтому каждый хозяйственник должен ответить на важные вопросы: целесообразно ли экономически для его компании объединять под «одной крышей» производство ресурсов и их переработку? Или ему лучше ограничиться образованием рыночных связей с предприятиями предшествующего или последующего производственных этапов? Какие ограничения существуют у принципа «максимизации присвоения добавленной стоимости» и действуют ли они в его случае? Попробуем ответить на эти вопросы относительно животноводческой отрасли, для которой они объединяются в один: стоит ли самому заниматься переработкой мяса и молока в конечные потребительские товары?

Благоприятный момент настал

Начнем с того, что проанализируем с выбранной нами точки зрения текущую макроэкономическую конъюнктуру. Как известно, в прошлом году Россия в качестве антисанкционной меры ввела эмбарго на продукцию ряда стран, причем их список рискует увеличиться, если аналогичные меры введут против Турции (а объем импорта продовольствия и сельскохозяйственного сырья из этой страны в Россию превышает миллиард долларов в год). Вкупе с удорожанием импорта из-за девальвации рубля это привело к значительному увеличению потребности в отечественной переработке сельхозсырья. Из-за выпадения с рынка весьма широкой номенклатуры продовольственных товаров освободились рыночные ниши, которые имеют шанс занять наши производители.

Конечно, совсем от конкуренции избавиться им не удастся, ведь как шанс нарастить поставки нынешнюю ситуацию рассматривают и другие страны. Например, союзная Белоруссия в качестве импортера мясных и молочных продуктов – весьма серьезный игрок. Или пример совсем свежий: министр сельского хозяйства Армении Серго Карапетян заявил, что «введение Россией мер, направленных на ограничение ввоза сельхозпродукции из Турции, создает новые возможности для резкого увеличения объемов экспорта». Причем мясная продукция – в числе особо перспективных направлений. Так что расслабляться не стоит. Есть и другая проблема: девальвация рубля повысила привлекательность экспорта. Премьер-министр России Д. Медведев на октябрьском заседании правительства сообщил, что экспорт аграрной продукции уже превысил внешнюю торговлю оружием и стремится к тому, чтобы занять положение углеводородов.

Правда, львиную долю сельскохозяйственного экспорта занимает продукция растениеводства, ведь ее производство превышает внутренний спрос. Чего не скажешь о мясном и тем более молочном животноводстве. И дефицит мяса и молока особенно явственно проступил потому, что большинство высвободившихся рыночных ниш приходится именно на продукты переработки этих видов сырья. Особенно молока. Значит, о стимулировании его экспорта не может быть и речи, наоборот, выбранный курс на импортозамещение означает, по сути, стимулирование внутренней переработки мясной и молочной продукции. Со стороны государства на это направлены значительные усилия и средства. Переработчики получают возможность получить поддержку, а большая часть возрастающей внутри страны добавленной стоимости осядет на их счетах. Таким образом, экономический резон заняться переработкой с точки зрения макроэкономических факторов очевиден.

Тяжкое бремя инвестиций

Опустимся теперь на уровень предприятия. Что влияет на принятие решения самостоятельно заняться переработкой? Для производителей мясного и молочного сырья основным фактором должен быть масштаб собственной производственной деятельности. При скромных объемах производства сырья, конечно, проще всего продать его специализирующимся на переработке компаниям. Правда, ваша доля в рыночной цене конечного продукта будет небольшой, к тому же вы полностью зависите от закупочных цен, не имея возможности устанавливать их самостоятельно. Если же объемы производства сырья велики, и открытие собственных линий кажется вам привлекательным, то должен быть произведен многофакторный расчет рентабельности запуска линий переработки.

Список работ, которые необходимо произвести, широк и разнопланов. Например, открытие нового юридического лица, строительство или аренда помещений под производственные цеха, инжиниринговые работы по наладке технологических линий, оборудование лаборатории, приобретение транспорта и разных разрешительных документов. Само по себе оборудование также недешево, а его требуется множество. Конкретная номенклатура оборудования зависит от вида деятельности, но в последнее время большое распространение получили модульные системы, когда производитель оборудования поставляет комплексные решения, позволяющие наладить конвейерную переработку мясного сырья. С молоком дело обстоит не лучше: понадобятся танки для приема молока и для заквашивания, оборудование для пастеризации и стерилизации, цеха для формовки и упаковки готовой продукции. Сложнее всего с сыром, ведь его производственный цикл очень длинен, а это требует специальных помещений для хранения. И, конечно, вам понадобятся специалисты в данных видах деятельности.

Даже наш крайне беглый обзор необходимой производственной инфраструктуры показывает, что объем инвестиций для открытия собственной переработки требуется большой. Да, существует и оборудование для мелких производителей, ведь не все переработчики замахиваются сразу на всю линейку мясных и молочных продуктов, сосредоточиваясь на чем-то одном. Но даже в этом случае некоторые необходимые инвестиции вам сделать придется, а малый объем производства только увеличит срок их окупаемости. В общем, без заемных средств вам почти наверняка не обойтись, а значит, доступность кредитных ресурсов должна стать важным фактором принятия решения.

Сбыт и вторичная переработка

Необходимо позаботиться и о рынке сбыта вашей продукции. Да, многие ниши освободились и вы можете их занять, но это не значит, что на конкретных рынках вас ждут с распростертыми объятиями: путь к покупателю может быть непрост, а конкуренты не дремлют. И здесь мы снова вспомним о нашем принципе «максимизации присвоения добавленной стоимости». Последний этап возрастания добавленной стоимости товара – это попадание его от производителя к покупателю. Здесь ее объем зависит от того, сколько продавец «накинет» на цену купленного у производителя товара перед его продажей. В максимально конкурентной среде конечная цена определяется взаимодействием спроса и предложения, но в реальности, далекой от идеальных экономических моделей, есть значительная доля произвола продавца, ограниченная только произволом его конкурентов. Естественно поэтому желание производителя взять торговлю в свои руки, присвоив и эту часть добавленной стоимости. В случае высоких объемов производства и наличия широкого ассортимента товаров можно открыть свою сеть торговых павильонов: эта практика широко распространена, и сетей, принадлежащих крупным мясокомбинатам, мы видим множество. Чаще всего в них присутствует и молочная продукция.

Если же этот способ сбыта нецелесообразен из-за низких объемов производства или его монопрофильности, то желанным становится попадание в сети и магазины розничной торговли, хотя и при наличии торговых павильонов можно диверсифицировать сбыт и постараться попасть в магазины. В любом случае, торговля влечет необходимость вложений в соответствующую инфраструктуру, наем специалистов и расходы на промоушен.

Коротко упомянем еще один важный аспект, касающийся переработки мясного сырья. В ее процессе, как известно, кроме основной продукции образуются еще и отходы, или вторсырье (кровь, кости, субпродукты, шкуры и т. д.). Ежегодно в мясной отрасли России образуется около 1 млн т вторичных ресурсов, из которых промышленно перерабатывается всего 20%. Такая нерациональность открывает перспективы внедрения схем комплексной переработки животноводческого сырья, и особенно пристальное внимание на них стоит обратить именно вертикально интегрированным агрохолдингам, ведь отходы мясной промышленности служат ценным сырьем для изготовления кормов. Если учесть, что корма составляют существенную часть затрат на производство животноводческого сырья, то организация не только первичной, но и вторичной безотходной переработки позволит уменьшить себестоимость конечной продукции. В рамках агрохолдинга создастся полный производственный цикл, причем из-за отсутствия отходов его эффективность будет стремиться к максимуму. И еще большая часть добавленной стоимости останется на вашем счете.

Объединяйся и властвуй!

Итак, для животноводческого хозяйства существует два крайних варианта:

  • а) производить мясное и молочное сырье, сбывая его специализированным перерабатывающим предприятиям;
  • б) инвестировать в открытие цеха по переработке, сбывая уже готовую продукцию или полуфабрикаты.

Бесспорно, распространены оба варианта, а какой из них предпочесть, зависит во многом от готовности фермера брать на себя риски и ответственность за расширение своего бизнеса. Общих и универсальных правил здесь быть не может. Однако животновод вовсе не обязан выбирать из крайних вариантов, ведь ныне активно развивается промежуточная форма – кооперация. Рассмотрим, как это работает, на нескольких примерах.

В Республике Татарстан кооперация сельхозпроизводителей для налаживания переработки и сбыта общими усилиями стала настоящим трендом, ибо ее преимущества оценили и фермеры, и власть. Видимо, поняв, что в одиночку многим фермерам трудно объединить все стадии производственного цикла в одной структуре, республиканская власть приняла программу «Развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации в РТ на 2015–2017 годы». Планируется, что за три года около 150 фермерских хозяйств объединятся не менее чем в 15 кооперативов. Каждый из них должен иметь свою сырьевую базу, перерабатывающие цеха, лаборатории, транспорт. Поддержка со стороны государства осуществляется на конкурсной основе: почти 416 млн руб. разделят на 15 грантов, 6 из которых дадут предприятиям мясной переработки, 4 – молочной, 2 – птицефабрикам, и еще 3 – плодоовощным кооперативам.

Глава Ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребкооперативов Татарстана Камияр Байтемиров отметил, что «речь идет об объединении усилий на условиях государственно-частного партнерства». Поэтому самим фермерам придется вложить  в общей сложности 277,13 млн руб. В случае успешной реализации программы в собственности кооперативов будет четыре минизавода по переработке 5,5 тыс. тонн молока в год и шесть мясокомбинатов мощностью 22,5 т переработанного мяса в сутки. Кроме того, кооперативы реконструируют два имеющихся комплекса по выращиванию, убою и переработке 3 тыс. тонн мяса птицы и введут завод по хранению и переработке фруктов и ягод. Каждый объект в программе оценивается в 40 млн руб. без учета стоимости инженерных коммуникаций. Хотя К. Байтемиров считает сумму господдержки в 416 млн руб. «явно недостаточной», саму тенденцию к кооперации он оценивает положительно: «Добавленная стоимость должна оставаться у сельхозпроизводителей, а не у торговли и переработки».

Аналогичная практика существует и в других регионах. Недавно завершился конкурсный отбор участников ведомственной целевой программы «Развитие сельскохозяйственной кооперации в Ставропольском крае на 2015–2017 годы». Было подано 4 заявки, победителями объявлены перерабатывающие потребкооперативы «Натурпродукт» из Арзгирского района и «Экопродукт Вознесеновский» из Апанасенковского района. Первое предприятие занимается первичной переработкой мяса крупного рогатого скота и овец, а второе – переработкой молока. По данным министра сельского хозяйства Ставропольского края Владимира Ситникова, общая сумма финансирования мероприятий программы по развитию потребкооперации на 2015 год составила 15,7 млн руб.

Есть свои гранты на развитие материально-технической базы агрокооперативов и в Волгоградской области. Первый масштабный проект такого рода будет реализован в Николаевском районе: для создания кооператива «Колос» решили объединиться 63 фермерских хозяйства (такой масштаб стал одним из факторов победы этого объединения в конкурсе). Общая стоимость проекта – 73,45 млн руб., из которых государство даст 44 млн. Член комиссии по отбору претендентов, зампред Волгоградской облдумы Владимир Плотников рассказал, что «выделенные средства пойдут на реализацию инвестиционного проекта, который предполагает установку мини-завода по переработке молока, создание цеха по переработке мяса, строительство двух овощехранилищ и складского помещения для сельхозпродукции».

Примеры можно было бы продолжить, но ясно одно: сельскохозяйственная потребительская кооперация – это оптимальный срединный путь для производителя сельскохозяйственного сырья, который не желает отдавать прибыли от переработки и сбыта в чужие руки, но в одиночку инвестиционный проект потянуть не может. Вообще, курс на развитие индивидуальных фермерских хозяйств имеет тот недостаток, что многим из них приходится «дарить» другим компаниям образующуюся при переработке и сбыте добавленную стоимость, довольствуясь относительно малым. А для потребителей наличие множества посредствующих звеньев в движении товара, каждое из которых хочет максимизировать свою долю конечной стоимости, оборачивается неоправданно высокими ценами, в которых доля себестоимости сырья весьма невелика. Переработчики и особенно торговцы богатеют быстрее всех, а сельхозпроизводитель зачастую вынужден сводить концы с концами. Возможно, кооперация, ориентированная не только на переработку, но и на сбыт собственными усилиями, поможет хотя бы частично исправить дисбалансы российской экономики.