Не мычат, не телятся

Вот уже пять лет на Среднем Урале воплощается программа развития мясного животноводства. За это время в регион из Европы завезли около тысячи буренок особых мясных пород: герефордов, абердинов, лимузинов. От этих иностранок родилось более тысячи племенных телят. На реализацию проекта, по оценке экспертов, потрачено не менее 30 миллионов бюджетных средств. Тем не менее стадо растет медленнее, чем рассчитывали.

– Чтобы обеспечить говядиной область, нужно иметь в хозяйствах более 30 тысяч коров мясных пород. А у нас сегодня не более 2,5 тысячи, – говорит глава свердловского минсельхоза Михаил Копытов.

Почему тормозит эксперимент, выяснили корреспонденты «РГ».

 

Крепкий ген

– Не скажу, что дело выгодное. Если рассматривать его исключительно как бизнес-проект, то он провальный. Даже несмотря на регулярные дотации из бюджета, не окупается. Но мы не останавливаемся, финансируем из доходов, получаемых от других направлений: производство зерна, молока, – рассказал Олег Шестаков, директор агрофирмы, расположенной в селе Манчаж Артинского района.

Именно сюда, на самую южную точку Среднего Урала, в декабре 2011 года привезли из Дании 132 молодые телочки породы герефорд – основу будущего племенного стада области. Морозы тогда стояли лютые, за тридцать градусов, вспоминают местные животноводы. Переезд был стрессовый: почти девять дней стадо везли в автофургонах из заграницы. Из-за задержки на таможне заготовленного на дорогу корма не хватило, и два дня телочки, каждая стоимостью 1,5-2 тысячи долларов, держались на сухпайке.

– До Нового года всего несколько дней, а тут они. С кудрявой рыжеватой шерстью и такие испуганные. Дневали и ночевали на ферме, лишь бы выходить новичков, – рассказывает главный зоотехник хозяйства Ирина Лифар.

В Манчаже до сих пор удивляются, как коровы могли пережить этот стресс. Но шоковая встряска, по мнению крестьян, всем пошла на пользу. Герефорды нутром почувствовали, что придется приспосабливаться к новым условиям, а животноводы оценили стойкость породы. К ним приехали не неженки, а выносливые племенные представители, обладающие действительно отличными генами. Значит, с ними можно и нужно работать.

– Традиционно в первый год после перевозки стада из другой страны гибнет не менее половины. Еще четверть, так и не сумев адаптироваться, не переживает второй год. Нашему проекту уже пять лет, а первичное стадо сохранилось почти на 90 процентов! И это, безусловно, заслуга наших животноводов,– гордо поясняет Шестаков.

 

Миссия – размножение

Мы беседуем, можно сказать, в идиллической обстановке – на пастбище. Вокруг зеленые луга, тучные коровы и быки (герефорд весит более полутонны) вальяжно щиплют траву, двухмесячные телята сосут молоко у мамы, за порядком следит пастух на коне…

Миссия именно этого стада была особая. Манчаж превратился в главный племенной репродуктор, откуда пошло формирование мясного стада по всей области. Хозяйство выбрано не случайно: здесь с начала двухтысячных профессионально занимались выращиванием скота поместных кровей (когда выбракованных молочных коров скрещивают с быками мясных пород. – Прим. ред.). В результате рождаются телята с хорошим качеством мяса. Но, как утверждают специалисты, при таком подходе потребуется не менее 20 лет, чтобы закрепить генные свойства желаемой породы.

Поэтому власти региона решились на быстрый, но рискованный шаг: закупить племенное стадо в Европе, чтобы работать напрямую с носителями генов. Тем более что на федеральном уровне было заявлено о финансовой поддержке программ развития мясного животноводства, да и опыт можно было перенять у соседей. В Челябинской области к тому времени уже создали самое крупное в России племенное стадо герефордов (к 2008 году оно насчитывало 22 тысячи голов). Правда, в тот проект было вложено 150 миллионов рублей частных инвестиций, еще около 100 ушло на приобретение высокопородного стада.

В Манчаже инвестиции, по-видимому, были гораздо скромнее. Суперферм, отстроенных для иностранных буренок, мы не увидели. Все по-русски традиционно, хотя достижения налицо. Племенное стадо увеличилось в 2,5 раза – до 342 голов. Только нынешней весной родилось более двух десятков телят. Из инноваций – строгий контроль за генными носителями. У каждого новорожденного в ушах две желтых клипсы. На одном ухе – с номером мамы, на другом – с кодом малыша. По ним можно узнать всю информацию о родителях до пятого колена, состав крови и привес.

По данным агропредприятия, им уже удалось продать в разные регионы 15 быков-производителей. Судьбу одного из них мы отследили через Интернет. Оказалось, что манчажского герефорда купил фермер из Талицкого райна Виктор Свиридов. Недавно он решил заняться разведением мясных коров. Купил десять телок и приглядел «главного в стаде». Остановился на уральском бычке по экономическим причинам.

– На племенную элиту у меня все равно денег не хватило бы, в других регионах мне предлагали герефорда в три раза дороже. Так что решил остановиться на свердловском производителе, – пояснил Виктор. – Быка купил, можно сказать, подростком. Весил всего 350 килограммов, зато сейчас за 600 перевалил. И подтверждает свою мясную породу. В честь места рождения дал кличку Манчаж. Крепкий такой, как танк, но характер покладистый, от него уже девять племенных телят родилось.

 

Не распробовали

Все, что касается мясного животноводства, у нас еще «не распробовано», уверены в региональном минсельхозе. Хозяйств, готовых заниматься этим направлением, немного, поэтому и племенной материал не настолько востребован, чтобы окупать проект. В год из бюджета на каждую голову выделяется субсидия в 10 тысяч рублей. Как утверждают владельцы герефордов, этой суммы быку – на пару месяцев прокорма.

Со сбытом мяса тоже возникли проблемы. Торговые сети не подключишь, потому что товар появляется нерегулярно и в небольших количествах. Даже некрупные магазины не хотят связываться, потому что продукция дорогая для обычного покупателя.

– Объясняют просто: если в день продать десять кило нашего мяса, даже при наценке в 20 процентов мы получим гроши. А вот колбасы за сто рублей, неизвестно из чего сделанной, можно продать две тонны и получить хороший куш. Вы нам не интересны, – делится горьким опытом общения с ретейлерами Олег Шестаков.

Когда нет возможности реализовать товар, бизнес начинает рушиться. В этой ситуации очень сложно завлечь предпринимателей пряниками-субсидиями в проект, обеспечивающий продовольственную безопасность региона. Именно поэтому сейчас в региональном министерстве АПК разработали другую стратегию внедрения мясного животноводства.

– Программу не забросили, имеем под нее небольшие финансы, но пошли другим путем: с крупных хозяйств переключились на фермеров. Помогаем им покупать скот, – комментирует Михаил Копытов. – У каждого фермера есть страховка в виде параллельного дела: одни лесом занимаются, другие – зерном. И немножко рост идет.

Крупный бизнес пока в задумчивости. Хотя еще в сентябре прошлого года частные инвесторы заявляли о намерении построить близ Новоуральска крупную ферму по производству мраморного мяса. Представители компании даже прошли стажировку в Турции и Голландии. Для содержания скота построен специальный ангар стоимостью 12,5 миллиона рублей. Еще пять миллионов потрачено на оборудование из Италии. В общей сложности проект оценивается в 100 миллионов рублей. Это с учетом доставки из Европы большого стада племенных коров, которых планировали привести на Урал еще весной. До сих пор об этом никакой информации. Разрекламированный проект, видимо, тоже тормозит.

P.S. Помимо компенсации на поддержку племенного скота мясных пород в регионе субсидируется приобретение племенного молодняка – 100 рублей за килограмм живой массы. Также предусмотрена субсидия на техмодернизацию хозяйств – до 50 процентов от понесенных затрат. Всего в регионе содержат коров мясных пород 32 хозяйства.

 

Мнения

Владимир Мымрин, руководитель Уральского племенного центра:

– Мясное животноводство – очень перспективное направление, и какие бы трудности ни возникали, оно все равно будет развиваться. Отступать нам некуда, если Россия не хочет попасть в полную зависимость от импорта мяса и намерена обеспечить свою продовольственную безопасность.

 

Елена Стафеева, исполнительный директор НП «Союз животноводов Урала»:

– Проекты производства мраморного мяса довольно сложно окупаются. И надо хорошо подумать, прежде чем за них браться. С государственной точки зрения было бы разумно местным властям выплачивать субсидию на бычков не завозных мясных пород, а наших, молочных. Их мясо по вкусу, конечно, отличается от мраморного, но наши бычки откармливаются быстро и при хорошем содержании дают отличный привес.

 

 

Автор: Светлана Добрынина (Свердловская область)
Источник: «Российская газета»